Состязания артистов — путь к мастерству

0
77

Народная артистка РТ, лауреат Государственной премии им. Мусы Джалиля Римма ИБРАГИМОВАК сожалению, сегодня на татарской эстраде наблюдается такой же кризис, как и в российском шоу-бизнесе в целом — слишком много стало артистов, слишком мало талантов… В таких условиях возрастает интерес к настоящим мастерам, тем, кто уже давно доказал, что сцена — это их призвание, чьи песни вызывают уважение и восхищение талантом исполнителя. Несомненно, к ним относится народная артистка РТ, лауреат Государственной премии им. Мусы Джалиля Римма ИБРАГИМОВА. «Вы одна из тех счастливых артисток, кому удалось найти свое место в мире искусства и завоевать любовь публики», — эти слова произнес в ее адрес Президент Республики Татарстан М.Ш. Шаймиев. В последнее время она редко дает интервью, однако корреспонденту «Элиты Татарстана» удалось с ней встретиться и поговорить о работе, семье и не только.

 

Римма Мубараковна, принято считать, что звезды эстрады мечтают о сцене с детства…

— У меня какого-то непреодолимого желания стать певицей в детстве не было. Но песня всегда со мной, она ведет меня по жизни, сколько себя помню. Мои родители и брат хорошо пели, отец на гармошке играл, у меня даже записи его сохранились. Лично я пела на школьных концертах, районных смотрах самодеятельности. Однако, окончив школу, решила поступать в КГУ на исторический факультет. Но так получилось, что после первого экзамена потеряла экзаменационный лист, в результате чего не поступила. Сначала расстроилась, но потом поняла, что это судьба. Потому что в тот же год в Казани объявили набор в филармонию — для учебы во Всероссийской творческой мастерской эстрадного искусства в Москве. Из большого числа желающих в эту мастерскую попали я, К. Хайретдинова, З. Нурмухаметов, Р. Сибгатуллин, из танцоров — Э. Закирова, В. Шарафутдинов — всего 14 человек. Эта студия дала нам многое, хотя бы потому, что одним из педагогов был Г.П. Виноградов — величайший тенор, известный во всем мире. Он один из немногих солистов, кто в разгар «холодной войны» гастролировал в странах Европы и Азии. Нам посчастливилось заниматься у него, общаться с ним. Но для полноценного образования необходимо было окончить музыкальное училище. Я чувствовала потребность в этом и по возвращении в Казань поступила в училище, а по его окончании — в институт культуры.

— Семья и работа применительно к женщине… Можно ли разделить эти понятия?

— Нет, конечно. Я не думаю, что если посвятить себя только семье, это будет правильно. Женщина должна быть самодостаточной. Свое слово она тоже должна иметь, знать свои цели в этой жизни, знать, чего она хочет. Тогда и в семье и на работе будут уважать.

С мужем мы познакомились в Москве. Он тоже учился в эстрадной студии. Он плохо знал татарский язык, так как родился и рос на Украине. В Москве мы с ним очень сдружились, потом поехали вместе в Казань. Вскоре поженились. Родился сын Фарид. Но работала я все время вместе с мужем. Когда Фарид был маленьким, мы с мужем часто ездили на гастроли. К счастью, у нас по соседству жила очень хорошая семья, женщина с дочкой и зятем. Когда мы уезжали зимой, оставляли Фарида им. Но летом брали его с собой, с мая до конца августа он ездил с нами. Все тяжести и радости гастрольной жизни узнал и прочувствовал с раннего детства. Но это его подготовило к будущей профессии, закалило, что ли. Он тоже певец.

Что запомнилось из многочисленных гастролей?

— Я побывала почти во всех республиках Советского Союза, за исключением разве что Прибалтики. Татар ведь везде много, особенно в Средней Азии. Кроме того, выступала в Польше, Финляндии, Турции, Венгрии, Чехословакии. Но особенно хотелось бы выделить Финляндию. Во время выступления обстановка была просто непередаваемая. Люди плакали, пели, радовались, танцевали. В семидесятые годы ведь редко кто-то из Татарстана туда приезжал. Татарская община там чтит свои традиции, обычаи, культуру. Финские татары прекрасно знают татарский язык, детей обучают с раннего детства. Я свой родной язык знаю в совершенстве, но при общении, как ни старайся, все равно проскальзывают русские слова. А там говорят на чистейшем татарском языке, без примеси финских слов.

— Почему в последние годы вы редко даете сольные концерты?

— Десять лет назад у меня произошла трагедия — умер муж. Он не просто был близким и любимым человеком, но выполнял роль, как принято сегодня называть, продюсера, то есть занимался всеми организационными моментами, в том числе набором музыкантов, арендой зала и т. д. После его смерти я уже не смогла заниматься всем этим. Хотя какое-то время мы еще работали совместно с Айдаром Файзрахмановым, но сейчас я больше все-таки педагог, преподаю вокал в институте культуры, на кафедре актеров театральной эстрады.

— Когда в вашей семье случилось горе, что помогло вам справиться с ним?

— Самое главное — это дети. Дочь Ляйсан была совсем маленькая, тогда только-только в первый класс пошла. Если бы я была одна, то не знала бы, куда себя деть, что делать, как выходить из этого состояния. Но мне надо было кормить семью, встречать-провожать дочь в школу и из школы, делать с ней уроки, зарабатывать деньги. Хотя, конечно, совсем бесследно эта трагедия не могла пройти. Я полгода лечилась, жила на таблетках, принимала уколы, и думаю, что дочку мне дал Бог. Она была мне необходима, чтобы оправиться. Сын ведь уже взрослым был в то время, у него своя жизнь, а дочка поздно родилась.

А вообще, на татарской эстраде существует такое понятие, как продюсерство? И есть ли в татарской эстраде такое явление, как оплата радио- и телеэфира исполнителями?

— Вообще, на татарской эстраде кто как может, так и пробивается. Хотя продюсерство в чистом виде в республике тоже начинает зарождаться, я имею в виду поиск музыкантов, подбор репертуара, костюмов, концертную деятельность.

Про оплату эфира я ничего не слышала. Не могу, конечно, отвечать за всех артистов, я не так часто выступаю на телевидении, но когда приглашают, никто ничего не просит, просто просят прийти, принять участие в чем-либо, например, в ретроконцерте.

— Не кажется ли вам, что для популяризации татарской национальной культуры необходимо искать какие-то новые пути?

— Менять что-то, наверное, нужно. В свое время, когда я приехала из Москвы после окончания эстрадной студии, мы создали свою молодежную бригаду, в которую входили З. Нурмухаметов, К. Хайретдинова, а также танцоры, исполнители разных жанров, пантомимисты, ведущие. Подобного коллектива в республике на тот момент не было. Я думаю, тогда это стало в каком-то роде открытием для татарского зрителя. Мы объехали всю республику с гастролями, зрители принимали нас очень хорошо, потому что раньше такого не видели. До этого ведь на концертах работали только ведущий и певец. А здесь большой коллектив, в хороших костюмах, с интересной и оригинальной программой. Скажем, З. Нурмухаметов прекрасно танцевал во время исполнения песни, в то время как обычно в то время на сцене движений было минимум. И зритель нас принял…

— Принято критиковать проекты типа «Фабрика звезд», «Народный артист» и т. д. А как вы относитесь к ним?

— Если критикуют специалисты, пусть они сами попробуют сделать так, как должно быть, на их взгляд. Критикуют, значит, знают, как надо делать, вот тогда пусть предложат свой вариант по нахождению молодых талантов. Просто ругать кого-то, не внося конструктивных предложений, бессмысленно. Конечно, у создателей названных вами проектов могут быть ошибки, просчеты, сразу ведь всего не учтешь. Но они работают, они что-то делают, так не надо им мешать. Если кто-то знает идеальный вариант, в котором все предусмотрено, пусть предложит и претворит его в жизнь, и все будут довольны. А проекты должны быть, надо же помогать талантливой молодежи. Состязание между артистами в любом случае дает рост мастерства.

Альбина СУЛТАН

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя