Железная леди Татарстана

0
66

 

Представительницы прекрасного пола давно доказали, что способны наравне с мужчинами управлять государством, вести политическую борьбу, занимать ключевые посты и руководить бизнесом. История знает немало примеров таких сильных женщин, как Индира Ганди, Маргарет Тэтчер, Беназир Бхутто, а в России — Валентина Матвиенко, в прошлом дипломат, заместитель Председателя Правительства РФ, губернатор Санкт-Петербурга, сегодня — Председатель Совета Федерации. Уверена, что все они служили примером для Адели Конюшевой, которая смогла подняться на высокую ступень государственной службы в Республике Татарстан. Кстати, Валентина Ивановна лично отмечала высокий профессионализм Аделии Ибрагимовны и приглашала ее работать в Москву. Но «железная леди Татарстана» отказалась от заманчивых карьерных перспектив и предпочла остаться верной своей республике.

Эпитет «железная леди» в отношении Адели Конюшевой я использовала неслучайно, поскольку именно эта успешная женщина, занимающая высокие посты в бизнесе и на государственной службе для меня, как и для многих моих современников — образец принципиальности, прямолинейности и порядочности, а ее жизненный путь — яркий пример необычайного трудолюбия, целеустремленности и силы воли, в очередной раз доказывающий, что лидерские качества и талант руководителя свойственен не только мужчинам.

 

Аделя Ибрагимовна, каким был ваш путь в республиканскую политику?

— Ступенчатый, начиная с «низов». Карьера получалась сама по себе, я ее не делала. Меня приглашали, назначали или направляли. И я работала добросовестно, ответственно, самоотверженно.

Расскажите о своем детстве и о родителях.

— В Мордовии издревле существуют поселения татар, в том числе село Алтары — родина моих родителей. Мои предки были зажиточными людьми, владели магазином, лошадьми и конюшнями. За нашим родом закрепилось название «конюш халкэ», так и образовалась фамилия. В ходе раскулачивания в 30-е годы ХХ века дедушку отправили на Дальний Восток, а всю многодетную семью оставили, переселив в другой дом поменьше и похуже. Моя бабушка,  образованный для того времени человек, дочь муллы , вскоре умерла оставив пятерых детей.

Родилась и выросла я в Рузаевке Мордовской АССР. Большинство населения — русские, поэтому язык, культура и обычаи были для меня привычными. Татарский язык использовался только в разговорной речи с родителями. В семье нас было четверо детей: старшие две сестры и брат, а я — самая младшая. Папа — служащий, мама — простая труженица, но от природы очень тонкая и мудрая женщина. В основном воспитанием занималась она, приучала нас к физическому труду. Родители работали с утра до вечера, и мы были предоставлены самим себе и улице. Я была очень подвижным и активным ребенком, вся ребятня крутилась возле меня, как возле некого центра, организатора игр и мероприятий. Соседи называли меня «атаманшей». Бывало, шалили, но в целом мы были путными детьми. Наше детство, несмотря на отсутствие игрушек и недостаток сладостей, было счастливое. Родители нас не баловали, денег не хватало, зато была хорошая экология, и в свободное от школьных занятий время мы находились на свежем воздухе, играли в лапту, в казаков-разбойников, в футбол, ловили рыбу, купались на речке до синюшности, а зимой доставали лыжи, санки, и хоккейные клюшки. Огромное влияние на мое развитие оказали книги, библиотека, где я была почетным читателем и имела особый абонемент, а также занятия в кружках единственного в городе клуба железнодорожников. Сейчас смешно вспоминать, как я вместе с подругой осваивала игру на домбре.

Вам сразу после получения аттестата о среднем образовании удалось поступить в вуз?

— Я и не верила, что в вуз можно поступить без поддержки и протекции, но все же решила испытать себя. На вступительных экзаменах я недобрала полбалла. Можно было как вольному слушателю посещать занятия, а после успешной сдачи сессии стать полноправной студенткой, но я пошла работать в детскую городскую библиотеку и, кроме функции библиотекаря, выполняла художественные работы, поскольку не плохо рисовала. Через год поступила в университет на отделение «планирование промышленности» экономического факультета. Знаете, судьбу не обманешь, я ведь в школу пошла, когда мне и семи лет не было. Меня сначала не принимали, а я так хотела учиться… Тогда сестра, будучи ученицей 10 класса, привела меня к директору, который, глядя на меня, сказал: «Пусть походит, надоест — уйдет, придет со своими сверстниками на следующий год». Но я не ушла, мне нравилось учиться, до пятого класса я была отличницей.

Чем занимались в студенческие годы помимо учебы?

— Студенческие годы — самое прекрасное время! Это годы молодости, романтики, грез и мечтаний. И в то же время – это первые серьезные уроки жизненной школы. Помимо учебы я вела активную общественную деятельность, была членом редколлегии, а затем редактором факультетской газеты «Экономист», в составе сборной волейбольной команды защищала на спортивных соревнованиях честь факультета. Сразу после первого курса вместе со студенческим отрядом отправилась на уборку урожая в Краснодарский край. Было очень здорово! После окончания второго курса меня назначили командиром отряда, который направили на серьезное и ответственное дело — строительство сельской школы. А после третьего курса я как комиссар руководила сводным республиканским студенческим отрядом численностью более тысячи человек со всех вузов и сузов республики.

Как вы оказались в Казани?

— После окончания университета в 1976 году по распределению я была направлена в систему Министерства бытового обслуживания населения ТАССР. Работала рядовым экономистом технико-экономического бюро Минбыта. Затем руководство попросило временно заменить ушедшего в декретный отпуск руководителя планово-экономического отдела одного из предприятий. Временное оказалось продолжительным — целых шесть лет прохождения хорошей производственной школы, ведь я занималась не только экономической работой, но и заменяла всегда отсутствующего главного инженера, а также была неосвобожденным председателем профкома.

И как же складывалась ваша политическая карьера?

— Как-то на предприятие приехал наш недавно назначенный министр Евгений Борисович Богачев. Я вела итоговое годовое собрание и делала отчетный доклад, а он присматривался, подбирал новые кадры для обновления аппарата Министерства. Надо сказать, что делал он это очень аккуратно. Прошло немного времени, и он пригласил меня на должность начальника планово-экономического отдела Министерства. Потом меня назначили заместителем министра бытового обслуживания населения ТАССР. Проработала в этой должности десять лет, закончила Академию народного хозяйства СССР, и впереди открывались широкие горизонты, но наступили другие времена, СССР канул в Лету, пришли «странные» рыночные отношения, нашему Министерству грозило упразднение. Тогда наш мудрый Е.Б. Богачев сказал, что надо создать востребованное в рыночной экономике, хорошо оснащенное, с замкнутым технологическим циклом предприятие. Создали «Ильдан». Меня вместе с моим коллегой Н.П. Прохоровым министр направил осваивать новые должности. Я выполняла работу коммерческого директора, а Николай Павлович — производственного, но в то же время мы оставались заместителями министра.

Законодательство того времени позволяло одновременно находиться на государственной службе и заниматься бизнесом?

— Не запрещало, и мы засучив рукава окунулись в производство. Рынок только зарождался, был полупустым, товаров не хватало, поэтому наша продукция — зимние и демисезонные пальто, платья, костюмы, а также всевозможные меховые изделия – уходила, как горячие пирожки. Но вскоре рынок заполнился, пришлось быстро перестраиваться, искать способы для выживания и дальнейшего развития в условиях нарастающей конкуренции, высоких процентных ставок и других негативных для отечественных производителей явлений. Легкая промышленность страны переживала кризис, возникали сложности с сырьем, чтобы обеспечить производство необходимыми материалами, приходилось много ездить по командировкам, выставкам, знакомиться с поставщиками. Для создания ежегодной коллекции, которую демонстрировали модели нашего театра моды «Ильдан-Лик», были необходимы особые материалы и фурнитура.

Вас обрадовало стремительное продвижение по карьерной лестнице?

— Не столько обрадовало, сколько испугало. Неожиданно меня пригласили к Президенту РТ. Минтимер Шарипович отнесся ко мне очень по-доброму, похлопал по плечу и сказал: «Надо работать!» Так в 1996 году я стала министром нового ведомства — Министерства торговли и потребительских услуг, образованного на базе двух упраздненных ведомств — бытового обслуживания населения и торговли. А уже в следующем году меня назначили заместителем Премьер-министра РТ. Поручили курировать широкий, разноплановый круг вопросов: социальную защиту, труд, занятость, торговлю, сферу услуг, экологию, информатизацию, координацию общественных организаций, инвалидов и т. д. Время было непростое, усиливалось расслоение было много бедных, а значит – много проблем. Тогда одним из инструментов соцзащиты были продовольственные чеки для получения товаров, выдаваемые малоимущим слоям населения, но они перестали выполнять свою функцию, поскольку предприятия торговли отказывались их принимать. Фактически чеки превратились в бумажки. Росло недовольство населения, социальная проблема обострилась, надо было принимать экстренные меры. Вместе с руководством и специалистами Минфина, налоговой службы, Минсоцзащиты мы ежедневно просчитывали, определяли и выстраивали схему беспрепятственного прохождения чеков от потребителей к предприятиям торговли, а затем в качестве средства погашения налогов в республиканский бюджет. Схема заработала, и вопрос разрешился. В то время длительно не выплачивались пенсии и заработная плата. Проблема была сверх острая. Здесь мне пришлось проявить характер, настойчивость, принципиальность и упорство. Постоянно приглашала руководителей предприятий, которые не перечисляли взносы в Пенсионный фонд и не платили заработную плату, вникала в экономику их организаций, изучала балансы, бухгалтерскую отчетность, искала выход из создавшегося положения и взывала к их совести.

Насколько эффективными оказались призывы к совести руководителей?

— Для директоров предприятий вызов в Кабинет министров и на заседания с участием Президента РТ был достаточен, чтобы выполнить свои обязательства. В результате Пенсионный фонд наполнился средствами. Кроме того, подвергли критике методы работы руководителя отделения Пенсионного фонда и добились отстранения его от занимаемой должности. Острота проблем, связанных с отсутствием денег у населения, ощущалась постоянно. Бартер и векселя с 50-70-процентным дисконтом по всей стране заменили денежные отношения. В Татарстане мы начали борьбу с векселями. Фарид Хайруллович Мухаметшин, который тогда был Премьер-министром РТ, мне сказал: «Мы с тобой спасли многих и многих от тюрьмы, ликвидировав эту вексельную систему в республике». Многие люди, особенно в глубинке, вообще не знали, какие использовались денежные знаки. Помню, в районной командировке одна бабушка с тоской и печалью в глазах подошла и спросила: «Дочка, а какие нынче деньги ходят? У меня вот такая есть!» Показала мне советскую купюру с портретом Ильича. Порой возникали вот такие грустные ситуации. Вы знаете, о работе в правительстве я могу рассказывать бесконечно, рамки нашей встречи не позволяют это сделать.

Ваше неожиданное исчезновение было замечено…

— У меня начался новый этап в жизни. Меня направили на производство. В мае 2001 года я стала генеральным директором ОАО «Татарское республиканское объединение «Холод». В советском прошлом — это крупное предприятие Росмясомолторга, а в рыночных условиях оно выживало за счет сдачи в аренду холодильных емкостей, производства, реализации мороженного и продажи продовольственных товаров бюджетным учреждениям. Основные фонды были изношены, производственно-технологические цеха, железнодорожная ветка и «сердце» предприятия — компрессорный цех требовали капитального ремонта, накопились долги перед поставщиками и бюджетом. К тому же в конце 2000 года из состава объединения вышел Челнинский филиал — основной «добытчик» денег, на котором была вся клиентская база.

Представляю, какое у вас тогда были состояние и настроения…

— Жаловаться, я не привыкла, собрала всю волю в кулак и приступила к работе. Сформировала дееспособную команду, перестроила на рыночный лад структуру предприятия. Заново создали клиентскую базу, нашли оптовых покупателей и расширили географию продаж. Появились оборотные средства, сделали ремонт, построили два цеха мороженного и лабораторию, закупили технологическое оборудование и приступили к строительству первой очереди продовольственного торгового центра, подняли коллективу заработную плату. Нашу продукцию любили за безупречное качество, на выставках в Москве мы завоевывали медали, проводили «Праздники мороженного» для детей, за которые от родителей малышей слышали слова благодарности. Но не все было гладко, нам строило козни бывшее руководство объединения. Бог им судья. Мы выдержали эту борьбу. Сложнее пережили 2003 год, из-за холодного и дождливого лета резко снизились объемы продаж. Мы понесли потери и решили продать часть ненужного имущества, но собственник запретил. В 2005 году на предприятие пришел инвестор. Моим заместителям предложили уволиться, а меня попросили остаться. Избрали председателем Совета директоров общества. Мои взгляды на развитие предприятия не совпадали с действиями собственника, а бороться с ветряными мельницами – бесполезно. У меня была одна отдушина — участие в общественной жизни РТ. В 2006 году я была избрана в образовавшуюся Общественную палату РТ. В первые два года я возглавляла комиссию по экологии, охране здоровья и безопасности человека, а в последующие два года была председателем комиссии по социальной политике. Мы добивались решения многих серьезных проблем, поднимали «неприятные» вопросы, и представителям власти это не нравилось. Но вскоре Общественная палата РТ превратилась в очередной бутафорский орган, и я потеряла к ней интерес. Еще я постигала науку компьютерной технологии и обучилась вождению автомобиля. Сейчас я сама рулю и не от кого не завишу (смеется).

Чем вы занимаетесь в настоящее время?

— В 2008 году меня пригласили на предприятие, которое занималось заправкой автомобилей сжиженным газом через небольшую сеть АГЗС и выполняло сезонную работу по нанесению дорожной разметки. В качестве генерального директора я проработала четыре с половиной года, нарастили объемы, активы, стабилизировали ситуацию, решили ряд проблем. Бизнесу сейчас и раньше развиваться очень тяжело. Власти много говорят о поддержке, но мало что делают. Главное — надо, чтобы не мешали, чтобы налоговый пресс не давил, чтобы тарифы на энергоносители не были космическими, чтобы сами власти были законопослушными, а так — игра в одни ворота. Жаль, что большинство чиновников далеко от народа и реалий. Может быть, странно слышать это из моих уст, но это факт. И все же … «через тернии — к звездам!» Стремимся позитивно смотреть на жизнь и двигаться вперед. Мы закупаем современное оборудование, внедряем новые виды деятельности, к примеру, оказываем услуги по прочистке моечных и канализационных систем, построили многоотраслевую АЗС и планируем построить еще одну. В прошлом году решила закончить свою трудовую деятельность, приобрести полную свободу, заняться домашним хозяйством, читать книги, ходить в театры, больше времени посвящать своим сестрам и мужу. Как всегда, меня уговорили остаться хотя бы коммерческим директором, сказав, что я нужна и без меня будет трудно, но я все равно мечтаю уйти на давно заслуженный отдых.

Благодарим вас за интересную беседу. От всей души поздравляем с юбилеем! Пусть все дела будут благополучными, желания исполняются и по жизни сопутствует успех. Всегда оставайтесь такой же целеустремленной, обаятельной и доброжелательной леди!

 

Беседовала Алина АХМЕТЗЯНОВА 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя