Первый штукатур-маляр СССР, или Проект, который лопнул

0

Лилия Халимовна ГАТИНАМало кто, увидев Лилию Халимовну ГАТИНУ, может себе представить, что это несостоявшаяся легенда Советского Союза. Между тем в начале 1980-х в Казани из нее пытались сделать звезду трудового фронта. Типа Паши Ангелиной. Но то ли перестройка помешала, то ли в Москве выбор не одобрили, то ли замысел оказался мелковат, но местная инициатива заглохла, так толком и не раскрутившись. Проект «Первый штукатур-маляр СССР» лопнул. Но обо всем по порядку…

В конце 70-х — начале 80-х в стране развернулась очередная борьба (ох, сколько их было!) за повышение производительности труда. Особенно остро эта проблема стояла в строительстве. Союз задыхался от нерешенной жилищной проблемы, дома возводились годами (некоторые — десятилетиями), при этом сваливать все на подорванную войной экономику становилось уже просто неприличным — времени прошло с тех пор предостаточно. Как следствие, именно с 70-х стали широко использовать панельное строительство, что позволяло резко сократить сроки возведения зданий и уменьшить себестоимость строительства. Кроме того, в различных городах необъятного Союза в целях пропаганды раскручивали своих героев стройки, которые перевыполняли план на сто, двести, триста процентов. На всю страну гремела слава Владимира Мальцева из Свердловска, чья бригада лепила дома, как иная хозяйка пирожки, — на один типовой дом у них уходило около месяца. Понятно, что это был, говоря современным языком, PR-проект, поэтому и смежники эту бригаду не подводили, и денег на премии для бригады ударников производства — своеобразной визитной карточки города — не жалели.

В остальных городах, на волне выпавшего бригаде Мальцева успеха, также создавали подобные образцово-показательные бригады, была такая и в Казани, однако право застрельщика инициативы было прочно закреплено за свердловчанами, такой славы последователи не снискали.

В Казани тогда основной строительной силой являлся Казанский домостроительный комбинат (КДСК), который в свою очередь подразделялся на строительно-монтажные управления: СМУ-1, СМУ-2, СМУ-3 и т. д. Местные последователи «дела Мальцева» — бригада Николая Титова — работали в СМУ-6. Поэтому понятно: для того, чтобы «засветиться» наверху как новаторам, руководителям других СМУ надо было искать новые пропагандистские ходы. И они были найдены.

Дело в том, что в те, уже далекие и основательно подзабытые времена, профессии штукатур-маляр не существовало. Вообще. Ну, не было их в природе официально. Были штукатуры и были маляры. Штукатуры штукатурили. Маляры, соответственно, красили. Это сейчас словосочетание «штукатур-маляр» стало обыденным и естественным, как сто грамм после бани. А тогда в СССР это было ноу-хау. И родилось оно в СМУ-2 КДСК.

Естественно, нововведение попытались представить как инициативу снизу, дескать, сами рабочие придумали. Первым штукатуром-маляром была признана именно Лилия Гатина (тогда она еще носила фамилию Хайретдинова). Официальная версия гласила, что как-то раз, когда штукатуры работали на другом объекте, и работы у маляров не было, она, в то время бригадир комсомольско-молодежной бригады маляров, радея об общем деле, взяла в руки шпатель и решила помочь родному предприятию.

На самом деле все было, скажем мягко, немного не так. Вспоминает героиня нашего материала:

— Пригласил как-то нас, четверых бригадиров маляров, к себе главный инженер СМУ и говорит, почему бы малярам не освоить еще и штукатурное дело, мол, все равно без работы сидите, а план выполнять надо. Не будет плана, сами понимаете, ни на зарплату нормальную, ни на премии рассчитывать не приходится. Ну, мы и освоили, куда было деваться.

Почему на знамя рабочей инициативы подняли Лилию Хайретдинову — понятно. Как мы помним — «молодым везде у нас дорога», и биография была у нее самая подходящая. Приехала из глубинки, окончила училище, активистка, бригадир, общественница, комсомолка, наконец, просто красавица. Почему бы и нет…

Об опыте бригады штукатуров-маляров стали писать в газетах, Лилия стала звездочкой местного масштаба, выступала на телевидении (честь по тем временам, когда работали два с половиной канала, великая), почетные грамоты и значки ударника пятилетки и победителя соцсоревнований сыпались на нее, как дождь поздней осенью. Два раза выбиралась депутатом Казанского Совета народных депутатов (читай, сейчас — Городской Думы), была там членом комиссии по жилищному строительству.

Но о своем депутатстве вспоминать не любит. Отмахивается, что, мол, вспоминать, собирались раз в месяц, голосовали за что-то, да сейчас разве вспомнишь. Да и зачем, кому это надо сейчас? Из той же Гордумы не вспоминают, ни привета, ни ответа, ни открытки на Новый год, значит, и не надо это никому.

— Ты лучше вот о чем напиши, — настаивает Лилия Халимовна, — мы тогда людьми себя чувствовали. Это сейчас: раз ты рабочий человек, значит, неудачник, ничего добиться не смог. А тогда это гордо звучало, политика такая была. Вот сейчас пытаются возродить престиж рабочих специальностей, а как это возродить без уважения к рабочему классу?!

Да что говорить, как была бессребреницей Лилия Халимовна, так бессребреницей и осталась. Для нее работа всегда была важнее, чем материальное вознаграждение за труд. Главное — причастность к делу, нужному людям. Никогда никому она не отказывала в помощи. Если надо было, шла к руководству, горячилась, просила, заступалась. За других. За себя — никогда. Принципы — превыше всего. За это ее и любили. Авторитет среди рабочих имела высочайший. За это недолюбливали. Притом те же самые, кто и любил. Даже нормальную квартиру себе в бытность членом комиссии по жилищному строительству(!) КСНД выбивать не стала — другие-то еще хуже жили, что ж она, выделяться будет?! Так и живет вместе с мужем несложившаяся легенда города, первый штукатур-маляр СССР, бывший депутат КСНД в хрущевке, в однокомнатной квартире на пятом этаже. Крыша течет, напора воды постоянно нет, колонка не зажигается, но да что теперь поделаешь?!

Звезда закатывалась постепенно. Несмотря на то, что опыт совмещения двух профессий распространился повсеместно и очень быстро, о первом штукатуре-маляре вспоминали все реже и реже. Видимо, идея казалась настолько лежащей на поверхности и настолько простой, что неудобно было признать, что это кто-то придумал. Ведь тогда получалось, что остальные — совсем идиоты. Стало казаться, что это было всегда. Потом наступила перестройка, про героев соцсоревнований стали постепенно забывать совсем. Вышла замуж, поменяла фамилию. Сейчас никто и не вспоминает об этом, даже сама Лилия Халимовна.

В прошлом году она вышла на пенсию. Вышла — подсчитали, сколько ей положено. «Э, нет, — подумала она, — на такой пенсии и ноги протянуть недолго». И опять пошла на работу. В компанию, обслуживающую жилые дома. Все тем же штукатуром-маляром. Приводит в божеский вид подъезды.

— Куда ж я теперь денусь от этого, — вздыхает Лилия Халимовна, — так, видимо, до смерти и придется — со шпателем и кистью.

Вот и получается, что штукатур-маляр для нее — это судьба. А ее не выбирают.

Владимир КЕТАНОВ

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя