Татары, башкиры, «Бертуган»

0

 

О том, как живут соотечественники за рубежом, о их деятельности по сохранению традиций и обычаев своей нации наш журнал неоднократно писал на своих страницах.

В этом выпуске о своей жизни и культурно-просветительской деятельности в Германии рассказывает известная литературная переводчица, издатель Алия Тайсина (Dr. phil. Alia Taissina).

 

0

 

Я сама называю себя «гуманитарием широкого профиля», поскольку я пишу, перевожу стихи и прозу, редактирую чужие произведения, сейчас уже и немецких писателей, рисую картины акрилом и сама иллюстрирую свои книги. О моей жизни можно было бы написать три романа, но я ограничусь кратким изложением событий, которые привели меня в литературные круги Германии:

В 1994 году я поехала в Германию на двухмесячную языковую практику, поступила в университет, а потом вышла замуж за западного немца. С 2000 года я живу на Рейне, в деревушке Вайлер (федеральная земля Рейнланд-Пфальц). Быть обычной домохозяйкой для меня было просто немыслимо, поэтому я первые годы преподавала немецкий и русский языки и даже математику, делала различные переводы, занималась общественной работой в Татаро-башкирском культурном Центре (ТБКЦ).

 

1
Раис Халилов

В 2004 году мне удалось получить небольшую государственную субсидию для открытия своего «дела», в данном случае издательства «Бертуган». Основанию «Бертугана» предшествовал выпуск одноимённого журнала; верстальщиком и специалистом по компьютерному дизайну был мой сын Андрей Тайсин, который жил со мной вместе. У меня самой был накоплен определённый опыт журналистской и редакторской работы. К тому же трое берлинских художников: Раис Халилов, Шамиль Гимаев, Нурия Хадеева, все члены ТБКЦ, горели желанием иллюстрировать книги будущего издательства. Приступая к реализации этого проекта, мы хотели, чтобы немецкие читатели узнали и полюбили историю, стихи, сказки и даже кухню татарского и башкирского народов, чтобы они захотели больше узнать о культуре народов Поволжья и Урала. Всю эту работу мы выполняли и выполняем практически  на общественных началах – деньги нам платят только за издание книг других авторов, а не своих собственных. Не удивительно, что мы сделали в Германии намного меньше, чем могли бы. Отсутствие финансирования и даже моральной поддержки очень усложнило нашу ситуацию.

Нурия Хадеева вскоре занялась исключительно живописью, а с Раисом Халиловым и Шамилем Гимаевым мы дружим и сотрудничаем до сих пор. Все мы учились в Ленинграде, хотя и в разных учебных заведениях, принадлежим примерно к одному поколению, поэтому у нас никогда не бывает разногласий относительно наших творческих проектов. К сожалению, издание журнала «Бертуган» в 2010 году пришлось приостановить, – времени катастрофически не хватает.

3
Шамиль Гимаев

 Шамиль Гимаев относится к наиболее известным татарским художникам в Германии. Участвуя в международной художественной акции, он расписал более сорока погонных метров Берлинской стены. В прошлом году по случаю двадцатилетия этого исторического события берлинский сенат выделил средства для реставрации настенных росписей, и Шамиль успешно отреставрировал не только свою картину, но и произведения ещё двух художников из бывшего Советского Союза.

Раис Халилов, один из основателей и первый председатель ТБКЦ, более десяти лет занимается организационными вопросами и связями с республиками Татарстан и Башкортостан. Благодаря его неутомимой деятельности в Берлинском музее европейских культур в 2003 году с большим успехом прошли «Дни татарской культуры», ему также удалось наладить контакты с Всемирным Конгрессом Татар и Всемирным Курултаем Башкир, с радио «Азатлык»  и рядом татарских газет. При всей своей занятости он проиллюстрировал «Шурале» и «Урал-Батыра», начал работу над иллюстрациями к «Акбузату».

 

 

В советское время народы республик кроме общей идеологии и экономики объединял интерес к национальной культуре и истории, на этом строилась искренняя дружба, происходило духовное обогащение. В Евросоюзе такое наблюдается?

 

Да, немцы интересуются культурой и историей других народов, выходит много книг, посвященных этой тематике, по телевизору регулярно показывают передачи о дальних и ближних странах.

 

Какой интерес проявляется к татарскому искусству, кулинарии, истории татарского народа ?

 

К сожалению, республика Татарстан в Германии не очень известна. Я пытаюсь на месте исправить это положение, издавая татарские книги на немецком языке, делая доклады и угощая друзей и знакомых татарскими пирожками, чак-чаком и другими вкусностями.

 

Первую книгу, изданную нами, а это был «Шурале» Габдуллы Тукая, я перевела на немецкий язык за неделю. Всё это время у меня было такое чувство, что стихи приходят откуда-то извне, а я их просто записываю. Не знаю, может быть это просто совпадение, но художник Раис Халилов позже рассказывал, что он делал иллюстрации к «Шурале» приблизительно в таком же состоянии душевного подъема. Благодаря моим  дружеским контактам изучение «Шурале» теперь включено в школьную программу в федеральной земле Тироль в Австрии.

 4

Следом мы выпустили сборник «Татаро-башкирские сказки», состоявшие из трёх татарских сказок и башкирской сказки «Алп Батыр» о происхождении семи башкирских родов, и буклет «Татаро-башкирская кухня» с семью рецептами, в числе которых были бялиш, чак-чак, олеш и перемеч.

Затем уфимский переводчик Айдар Хусаинов разрешил мне напечатать в журнале «Бертуган»  текст эпоса «Урал-Батыр» в его переводе на русский язык. В процессе печатания у  меня появилась мысль, что неплохо было бы перевести его на немецкий язык и опубликовать отдельной книгой.

 

Поскольку моё издательство работает не по поточной системе, то до издания немецкого варианта в 2006 году прошло почти два года. Сложности начались ещё до перевода на немецкий язык, при чтении текста на русском. Нужно было много раз перечитывать, чтобы понять, о чём идет речь, потому что это был совершенно новый для нас всех литературный материал. Кстати, эпосами я увлеклась, еще учась в четвёртом классе, случайно наткнувшись на них в городской детской Библиотеке. Я хорошо помню полочку с книгами эпосов народов СССР, там были «Сорок девушек», «Алпамыш», «Манас» и другие. Домой их брать не разрешали, выдавали лишь в читальном зале, где я их все тогда прочитала. Что интересно, татарских и башкирских эпосов там не было, но спросить в те годы было не у кого. Весной 2011 года мы выпустили второе, переработанное издание «Урал-батыра». Недавно я закончила перевод кубаира «Акбузат». В настоящее время нашим издательством готовится к опубликованию «Урал-Батыр» и «Акбузат» с новыми цветными иллюстрациями Шамиля Гимаева. За прошедшие годы нами выпущено 23 книги. С 2010  года издательство включило в свою программу также и произведения местных немецких авторов.

 

Мне и  Шамилю Гимаеву очень хотелось бы выпустить на немецком языке эпос «Идигей» с его иллюстрациями, но не хватает времени и финансов. В республике Бащкортостан, например, давно заинтересовались переводом «Урал- Батыра» на немецкий, пригласили меня на международную конференцию в Уфу и Сибай, собираются издать мой перевод по линии Юнеско. Мы были бы очень рады, если бы татарстанские организации или меценаты проспонсировали работу над «Идигеем».

 

Несмотря ни на что, работа продолжается. В конце августа выйдет баит «Сак-Сок» на пяти языках с моими иллюстрациями. В ближайшие годы я хотела бы написать историю деревни Кояново и нашего рода, сделать стихотворный перевод «Урал-Батыра» с оригинала, написать книгу о трагической судьбе Тукая, Акмуллы, Константина Иванова, Эмине  и много чего ещё…

 

По мере возможности я стараюсь участвовать в мероприятиях, которые устраивают местные деятели культуры и искусства, представляю выпускаемые нашим издательством книги. Раньше я ездила с этой целью в Берлин, Мюнхен и Франкфурт, но семейные дела и заботы не позволяют мне часто и надолго отлучаться из дома. По той же причине общение с членами местной татаро-башкирской диаспоры, а также с моими cотрудниками,  теперь происходит в основном по интернету и телефону.

 

     Андрей Тайсин

Часто ли вы приезжаете в Казань?  Куда вы обычно идёте, когда приезжаете?

 

В Казань я приезжаю в среднем раз в два года. Когда приезжаю, иду гулять по городу, потом в книжные магазины, в музей Тукая и Каюма Насыри и обязательно на базар. Такого базара в Германии точно нет! С января этого года еду ещё и на могилу моей матери. Она, бедняжка, объехав с семьей и детьми, а потом следом за детьми пол-Cоюза, нашла последний приют в 150 км от родной деревни Яуширма (Кутлушкино) в родной татарской земле. Теперь у нас и в Казани есть своя могила.

 

Что положительного из Германии, на ваш взгляд, нам  следует перенять и что хорошее есть у нас, чего нет там?

 

В Германии функционирует всё, как на материальном уровне, так и на правовом. Если гражданину что-то положено, он это получит. Может, не сразу, но получит. Но для этого надо, чтобы все работали очень много и добросовестно. В Германии есть всё, но нет моих родных.

 

В остальном же – я рада, что волею судьбы мне выпала почётная миссия рассказать немецким согражданам о родном Урале и Поволжье, о населяющих его народах и их истории, а в конечном итоге – ещё больше сблизить немцев и наших соотечественников.

 

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя