ДВЕ ЭЛИТЫ РУССКОГО ПОГРАНИЧЬЯ

0

Размышления белоруса о молоте и наковальне, или куда уводят извилистые тропки протестов.

Каким бы суперменом ни был лично Александр Лукашенко, какой бы трусливо-корыстной амебой ни проявил себя в час Майдана его украинский коллега, но разницу в результатах, достигнутых американским Госдепом на Украине и в Беларуси, на одну лишь роль личности в истории не спишешь. Свое слово сказала и элита.

 

Вакансия для Иуды

Условному майдану для успеха не нужна поддержка большинства населения. Рой проплаченных блогеров, ютуб-стримеров и платформ для «самых честных и умных» опросов по вкусу заказчика создадут и скормят мировому сообществу любую
инфо-реальность.

Парадоксально, но Лукашенко поначалу, как казалось по сообщениям СМИ, предали даже те, на кого он жизнь положил — рабочие госпредприятий повелись на агитацию либеральных экономистов, ратующих за приватизацию. У населения Беларуси, в отличие от россиян, не было «лихих 90-х». Лукашенко успел перехватить инициативу
у «прихватизаторов» и четверть века оберегал общенародную собственность от растаскивания. Два поколения белорусов не получили ни «рыночного опыта», ни «демократических свобод» даже в облегченном варианте. В «хрустальном сосуде» батькиного социализма (ради которого он 25 лет лавировал между Западом и Востоком, проявляя чудеса изворотливости), они сохранённое им воспринимают как данность, будь то бесплатная медицина или образование, право на труд или социальный пакет, низкая коммуналка, регулируемые цены на важнейшие товары и продукты и многое другое.

То была лишь картинка от хозяев мировых СМИ и нечистых на руку стримеров, но это работало. Ведь США — «смотрящий» Интернета и, по совместительству, печатный станок «резервной валюты» на оплату уличных «активистов».

Лишь третья составляющая «оранжевого» успеха — предательство лидера страны элитой, сосредоточенной в госаппарате и выборных органах власти, работавшая,
как часы, в Югославии и Египте, Средней Азии и на Кавказе, на Украине и в Молдавии, дала сбой в Беларуси.

Когда толпы граждан и неграждан, технически грамотно отмобилизованных, возбужденных и простимулированных через иностранные НКО, вышли на улицы Минска, то оппозиции оказалось тупо не из кого сколотить «альтернативное правительство», сколь-нибудь авторитетное для белорусов. Самой титулованной в этом наборе оказалась меченая «нобелевкой» не за литературу, а за русофобию «писателка» Алексиевич.

Круг изменников, поддержавших «народный протест», пополнили несколько дипломатов и чиновников, пара научных деятелей средней руки, сонм затухающих «звезд» эстрады, спорта, театра. Нашлось по два-три сторонника «беломайдана» в силовых структурах, прокуратуре и судах, исполкомах на местах, руководстве вузов и медучреждений. Но эта компания «медийных персон» оказалась ничтожной величиной в своей среде: дипломатической, военной, чиновничьей, научной, творческой, спортивной. Для интервью «Свободе», «Дойче Велле» и БиБиСи от имени белорусской элиты они кое-как годились, но для имитации «всех слоёв общества» их было явно недосточно.

Выяснилось, что и олигархат, правящий бал на той же Украине, в белорусской системе госкапитализма отсутствует как явление. Будучи по природе наднациональным и всегда готовым обменять Родину на западные гарантии своим капиталам, он в «нулевые» нацелил Украину в НАТО, а в 2013-м вверг страну и в гражданский конфликт. В Беларуси крупный бизнес тоже есть, но он в политике никто, как показал пример бывших кандидатов в президенты Валерия Цепкало и Виктора Бабарико или ретировавшегося в Киев ресторатора Вадима Прокофьева.

Два месяца хождений по улицам Минска толпы, свозимой на выходные со всех окраин республики и из стран-соседей, включая Россию, результата не дали. Медленно,
но верно развернулся «антимайдан»: митинги, автопробеги, флешмобы, демонстрация госсимволов. Заработали находившиеся в спячке госорганы. Пошла реакция…

Попытка радикализации протеста его сбежавшими в Литву, Польшу и Украину лидерами, призывы ко всеобщим забастовкам, перекрытию дорог, нападениям
на госслужащих и их семьи вызвали адекватный ответ силовых органов, уже наскоро вооруженных законодателями необходимым набором новых «антимайданных» статей и положений.

Заявление Владимира Путина о готовности России оказать силовую поддержку
Беларуси, чтобы исключить украинский сценарий, враз успокоило всех буйных
соседей: Польшу, Литву, Латвию и — на короткое время — даже традиционно невменяемую Украину. Большинство рядовых протестующих, устав от затянувшегося
криминального квеста, начали понимать, на что их толкают, и на улицах остался
лишь прикормленный западными грантами актив, разбившийся на социальные ячейки:
по месту жительства, религиозному, возрастному, профессиональному признакам.

С бабла начинается Родина?

У идеи служения Отчизне есть несколько фундаментальных опор. Про кровь и почву мы знаем от националистов. Но, как показала история интернациональной элиты России, оба фактора не определяющие, чему свидетельством и Милорадович с Багратионом, и тысячи им подобных. Куда значимее степень сребролюбия элиты: чем ниже её зависимость от материального, тем выше помыслы.

У каждого общества, в силу культурно-исторических традиций, число «антител» к предательству индивидуально, и неудача белорусского майдана показала, что «коллективный иммунитет» к греху Иуды у элиты Беларуси оказался выше, чем у украинской. Януковичу было не на кого опереться и не за кого умирать, у Лукашенко за спиной стоял весь цвет республики, а впереди непоколебимые ряды армии, ОМОНа, спецслужб, для которых присяга и чувство долга оказались в час испытаний на первом месте.

На вопрос о ментальных отличиях Беларуси от Украины мои белорусские собеседники в сети Фейсбук выдали целый ряд аргументов:

Артем Бузинный
Белорусы (как и русские) сформировались в зоне рискованного земледелия,
а суровые природные условия способствуют укреплению социальной солидарности. Украинские же черноземы давали заметно больший прибавочный продукт:
было что делить, и тем создавались условия для большего общественного разделения, для роста частнособственнических настроений. Это привело к различиям в психологических типах, способах экономического и политического поведения белорусов и украинцев.

У украинцев стабильно проявляется склонность к более «правым» настроениям, они более лояльны к социальному и экономическому неравенству. В Украине это проявилось и в гораздо большей психологической готовности к отказу от самостоятельного мышления, в податливости технологиям манипулирования массовым сознанием. С другой стороны, отрыв элит от народа, их олигархизация и восприятие этого народом, как социальной нормы.

Анатолий Константинович
У Беларуси есть историческая память о 265 сожженных деревнях (вместе
с расстрелянными деревнями — 628 «Хатыней»). Большинство народа ориентируется на Россию, 82 % голосов было отдано за сохранение СССР. 65 % населения, по данным соцопросов в 2000 году, были за воссоединение с Россией. Против союза с Россией выступает только польское нацменьшинство, особенно — в Западной Беларуси. Потому самые массовые выступления против Лукашенко были в Гродно, Кобрине, Бресте и Пинске.
В Минске тоже были. Почему? В Минске, по данным переписи 1890 года, было 40 % иудеев (их в годы ВОВ уничтожили немцы), 40 % католиков (т.е. поляков) и всего 20 % православных. Менталитет народа: трудолюбивый, спокойный, миролюбивый, выдержанный.

Илья Касинский
Мои родственники в Белоруссии попали под влияние западных каналов и голосов. Уходили от этого влияния очень тяжело. Главным аргументом было православие.

Оксана Иванова 
В войну основная часть белорусов воевала на стороне партизан. У моего отчима отец — командир партизанского отряда. У него всегда партизаны собирались на 9 мая. А сейчас их дети и внуки. На кладбище ходят, вспоминают. Они будут за бчб-флаг голосовать?

Илья Веялкин
Меня всегда на Украине удивляла какая-то патологическая вера в силу колдунов, знахарей, в Марию Дэви Христос. Вроде грамотные люди, но стоит замелькать
халяве, сразу просыпается вера в сказки.

Игорь Мотуз
У нас в Беларуси не настолько сильны русофобские настроения. У многих протестующих была только личная антипатия к Лукашенко, многие из них ушли из протеста, поняв в какую сторону дует ветер.

Елена Горохова
С самого начала характер действий оппозиции был оскорбительным для белорусского народа. Избрали в качестве регалий символику карателей, навязывали ее белорусам, у каждого из которых в семье есть погибшие от рук этих самых карателей или гитлеровцев. Для меня последней каплей стал митинг возле стелы Победы, когда этот памятник был осквернен бело-красно-белым полотнищем. Потом пошли их акции с безумными криками, визжанием, нападения на милицию, журналистов, Черная книга. Все это дикость и хамство, абсолютно несвойственные нашему народу.

Игорь Двойных
Одна из причин — отсутствие у нас жирной олигархической прослойки, которая финансово стояла бы за протестами.

Виктор Пожога
Что способствовало провалу беломайдана, кроме Лукашенко? Экономика. Медицина. Армия. Православная вера. Все четыре составляющих стратегически развивал Лукашенко.

Характерной была и находившая огромное понимание в широких слоях населения страны реакция Президента Беларуси на нерешительность либо измену ряда чиновников и медийных фигур. Новые назначения в выпусках новостей стали нормой.

Элита, по определению — лучшие (следовательно, в известной мере и незаменимые) в своих сферах деятельности, будь то наука, госменеджмент или художественное творчество. К прискорбию оппозиции, скамейка «запасных» в Беларуси бесконечна — народ образован и талантлив. Труппу Театра имени Янки Купалы и команду белорусского телевидения, прекративших работу и присоединившихся к протестам, быстро заместили новые люди, работающие с ещё большим профессионализмом и самоотдачей, а вот оставшиеся по собственной инициативе безработными, лицедействовали уже в уличных флешмобах.

На место отстранённых из-за нерасторопности или утраты доверия чиновников и военных пришли не менее профессиональные чины, на концертных и спортивных площадках места певцов и спортсменов, возомнивших себя кумирами, заняла молодёжь, не менее результативная и одаренная. Общество наглядно показало элите, кто кого творит в «государстве для народа», где, в отличие от Украины, мерило элитарности — востребованность обществом, а не багаж личных связей, капиталов и частота появления на телеэкранах, купленная за эти капиталы.

Те из элиты, кто изначально, возможно, и склонялись к участию в протестах, но оказались менее расторопны, сегодня благодарят судьбу за свою «памяркоунасть»
(осторожность, рассудочность, конформизм).

Лично мне, как журналисту, приятно видеть, как омолодился идеологический
и политический истеблишмент Беларуси: на голову вырос профессионализм авторской журналистики, экспертов-политологов, социологов, философов. Профессионалы работали и в составе высшего органа народовластия — Всебелорусском народном собрании, принявшем судьбоносные для страны решения и наметившем пути её стратегического развития.

Вместо эпилога приведу высказывание участника этого процесса обновления белорусской общественной мысли, политолога и философа Алексея Дзерманта: «Белорусский сюжет (попытка цветной революции, попытка заговора, санкционно-экономическая война против страны) конечно же вписан в план глобального противостояния Запада и России с Китаем, новой холодной войны. Западу необходимо показательно разгромить белорусский форпост. Причем через своих агентов влияния в России он старается продвигать идею о том, что поддержка Беларуси для России обойдется слишком дорого, что она обременительна, ещё больше ухудшит и без того плохие отношения России с Западом, что проще будет вместе договориться о смене
власти в Беларуси. Задумка хитрая, но понятная — сначала разобраться с Минском, чтобы потом без препятствий заняться Москвой. Давление на нас в ближайшее время будет очень мощным, инцидент с британским кораблем это только подтверждает, и подобное, увы, ещё не раз повторится.

Ну, а наш ответ должен состоять в укреплении военно-политического союза и в промышленной кооперации».

Да, белорусский гамбит коллективного Запада против России – только начало. И очень многое в набирающем обороты противостоянии зависит от того, сумеет ли уже российский народ показать элите, что он так же талантлив, как белорусские братья, а потому у Президента Путина «скамейка запасных» не короче, чем у его белорусского коллеги.

Владимир Матылицкий

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя