Хоккей это судьба…

0

Ильнур ГИЗАТУЛЛИНЭтот спортивного сложения человек и сегодня не казался бы лишним в команде мастеров. Ильнур ГИЗАТУЛЛИН, живая легенда казанского хоккея,  продолжает вместе с друзьями-партнерами по золотому «Ак Барсу»-1998 радовать поклонников в матчах ветеранов.

 

Совсем недавно Ильнур Гизатуллин вернулся из Москвы, с «Кубка легенд». За спиной у воспитанника казанского хоккея — 13 сезонов, отданых (с перерывом только на службу в армии) родному клубу, чемпионство 1998 года, серебро 2000 и 2002 годов, 216 очков, набранных в 536 матчах за «Ак Барс», а также успешное начало тренерской карьеры, вершинами которой пока являются бронзовые медали чемпионата ВХЛ сезона 2012/13, завоеванные со скромной «Ариадой» из Волжска, и награды того же достоинства со сборной России на зимней Универсиаде-2013. Сейчас Ильнур Альфридович помогает Сергею Светлову на тренерском мостике команды континентальной хоккейной лиги «Лада» (Тольятти).

 

Ильнур, первый вопрос: почему в твоей жизни появились клюшка и шайба?

— Начнем с того, что я — коренной казанец. Родители привезли меня из роддома в коммунальную квартиру дома Кекина. Потом мы переехали в дом на Большой Красной напротив консерватории. Там на восемь квартир были одна кухня и один туалет. В этом доме я прожил до девяти лет. В округе было много ребят, и мы часто играли в хоккей, используя вместо площадки тротуар. Видя мое увлечение спортом, родители отдали меня на… гимнастику в известную спортивную школу на углу Горького и Жуковского.

Вот так поворот!

— Гимнастикой я занимался полтора года, был на хорошем счету, но тренер сказал, что я буду довольно высоким и лучше мне заниматься другим видом спорта. Родители к тренеру прислушались. Когда я учился в третьем классе, мы переехали на улицу Ибрагимова, напротив бассейна «Оргсинтез». Чтобы я не болтался без дела, меня отдали в секцию плавания. Тренер спросил, умею ли я плавать, и, несмотря на то, что не умел, сразу же определил не в «лягушатник», а в большую ванну. Это стало для меня шоком, и с того дня на плавание я всеми правдами и неправдами старался не ходить.

Прекрасная прелюдия к биографии хоккеиста…

— Да уж. В одном классе со мной учился парень, занимавшийся хоккеем. Мы сидели за одной партой, общались, и однажды он дал мне зеленую (!) клюшку и привел во Дворец спорта. Я стал искать возможность поучиться этой игре. Во Дворце занимались немного, потом перебрались на Ленинградскую, на открытую площадку. Коробка с бортами, полностью оборудованная, с освещением. Шлангом заливали лед. В те годы тренировались в основном там и играли на первенство города на открытых площадках. Закрытый дворец был один на весь город, его возможностей не хватало. У нас, к примеру, в неделю в нем проходила только одна тренировка, в шесть утра.

Ты по амплуа всегда был нападающим?

— С первого дня. Сначала центральным, потом передвинули на край. В защите и в воротах никогда играть не хотел. С тех пор и занимался в ДЮСШ при СК им. Урицкого.

Первый сезон в СК им. Урицкого 1986/87 — и всего одна игра при тренере Геннадии Федоровиче Цыгурове. Это так?

— Когда я окончил школу, встал вопрос: что делать дальше — играть и дальше в хоккей, идти в армию или подыскивать работу? В этот момент меня «увидел» Виталий Иванович Стаин (он был до Цыгурова). После окончания сезона клубы организовывали восстановительные сборы, у СК им. Урицкого они проходили в Леселидзе. По возвращении со сборов нас, молодежь, представили команде. Меня устроили на ставку на 16-й завод, дали оклад — сейчас уже не помню. сколько. Для меня это стало шоком: как — я буду играть, заниматься любимым делом и еще за это деньги получать? Играть отправили в Альметьевск, тогда же не было отдельной молодежной команды. И в сезон, о котором ты говоришь, при Цыгурове, я провел в основе «Урицкого» только один матч. А потом посоветовался со Всеволодом Александровичем Елфимовым (известный защитник СК им. Урицкого, возглавлял команду с 1987 по 1990 год. — А.Н.) и поехал играть за армейский клуб. По осень1988-го я в основном играл за альметьевский «Нефтяник». Но периодически нас вызывали в Казань —  провел здесь четыре игры в 1987/88 и двадцать — в сентябре-октябре сезона 1988/89, вплоть до отъезда в СКА (Свердловск).

Этот клуб был знаменит тем, что становился чемпионом страны по хоккею с мячом, за столицу Урала выступал непревзойденный Николай Дураков.

— И в шайбе команда была крепкой. Сеть армейских клубов была мощной — в Ленинграде, Новосибирске, а также СКА МВО (Калинин). Разыгрывалось первенство Вооруженных Сил. Действовала система перехода в эти команды хоккеистов призывного возраста.

Если не ошибаюсь, ты провел в СКА остаток сезона 1988/89 и два следующих, вернувшись в Казань в 1991 году, когда СК им. Урицкого успел выйти в высшую лигу и переименоваться в «Итиль».

— Верно. Приехав в Свердловск, я встретил в команде Айрата Мухитова, Вадика Шайдуллина. Были ребята местные, из Челябинска, все с хорошей школой. Серьезная команда. Играли во Дворце, где позднее стал выступать «Автомобилист». База была в сторону Химмаша. Вместе с нами жили хоккеисты с мячом, лыжники, многие — чемпионы страны и победители международных турниров. Конечно, по форме это была спортрота, с казармами, дневальным, КПП и прочими атрибутами. Последние полгода из двух лет службы нас передислоцировали в Серов, но клуб — СКА (Свердловск) — остался прежним. Ротация хоккеистов шла каждые полгода, по графику военных призывов.

По возвращении в Казань ты провел первый полноценный сезон за клуб — 1991/92. На твоем счету 41 игра и 14 очков. Но на тренерском мостике после ухода Елфимова творилась настоящая чехарда — друг друга сменяли Очнев, Гусев, Чернецов. Она прекратилась с приходом Виктора Кузнецова. Я очень хорошо помню его привлекательный хоккей.

— Виктор Борисович сам поиграл на хорошем уровне, понимал хоккей. Команда при нем прогрессировала в МХЛ — межнациональной хоккейной лиге.

В сезоне 1994/95 вы заняли в МХЛ пятое место, оказались выше ЦСКА, «Спартака», «Химика». Много шума тогда наделала победа «Итили» над грозным ЦСКА со счетом 3:2.

— К тому времени мы уже потихоньку научились побеждать. Когда я вернулся из армии, мы взяли верх над «Спартаком», «Динамо» в Москве. Возвращаясь к Кузнецову, скажу: помимо того, что он был прекрасным специалистом и при нем команда поднималась, он оставался всегда порядочным человеком. Я познакомился с Борисычем раньше, чем он приехал в Казань. Когда я играл в СКА, мы перед переездом в Серов приехали в Нижний Тагил и сыграли против «Автомобилиста», команды высшей лиги, которую Кузнецов тогда возглавлял. В воротах у них, помню, стоял молодой Коля Хабибуллин (знаменитый российский вратарь, обладатель Кубка Стэнли. — А.Н.) Не помню, как тогда сыграли, но я забил две шайбы. После игры Кузнецов предложил мне контракт, в котором были прописаны отличные условия. Оставалось мне служить полгода, я задумался. В Свердловске я служил, город знал, в своих перспективах в Казани твердо не был уверен, но тяга к дому перевесила.

Предложение из «Автомобилиста» было первым?

— Нет, когда служил в армии, звали в магнитогорский «Металлург».

Но в «Ак Барсе» у тебя тем временем  все складывалось оптимально. Ты — стабильный игрок основы. Начиналась «эра Моисеева» (Юрий Моисеев — знаменитый советский нападающий, а впоследствии тренер, приведший «Ак Барс» к первым в его истории золотым медалям в 1998 году. — А.Н.). Кстати, накануне вашего чемпионского сезона случился большой конфуз. Помнишь?

— Конечно. В первый год с Юрием Ивановичем все шло нормально — четвертое место в западной зоне, седьмое место на втором этапе. А вот на следующий год произошла катастрофа. Став вторыми по итогам регулярного сезона уже РХЛ (Российской хоккейной лиги), мы в первом же круге плей-офф вылетели от занявшего 15-е место саратовского «Кристалла». Здесь нужно «отмотать пленку». Юрий Иванович вообще, конечно, человек-эпоха. Он долго и тщательно присматривался к команде, подбирал хоккеистов согласно своему видению. Авторитетов, былых заслуг для него не существовало. Тех, кто не хотел работать, уповая на талант, он убирал беспощадно. И тогда мы поняли: не сможем перестроиться к его требованиям, не станем работать и думать только о хоккее — уберут и нас. Гайки он умел закручивать. История с Саратовом — чистая недооценка соперника. Мы — вторые, «Кристалл» — 15-й. Мы уже гадали, как будем играть в следующем круге.

Разнос вам устроил?

— Никакого разноса. Предоставил день отдыха, а потом увез на три недели в Финляндию готовиться к следующему сезону. И подготовка эта, планомерная, тщательная, команды, в каждом из игроков которой он уже был на все сто уверен, дала свои плоды — в сезоне 1997/98 «Ак Барс» стал чемпионом России.

У тебя за карьеру часто менялись партнеры по звену?

— Юрий Иванович поставил меня вместе с Сережей Золотовым и Игорем Степановым. Но играл также и с Эдиком Кудерметовым, Димой Ванясовым. За 13 лет в команде партнеров было много, и обо всех могу сказать только хорошее.

Ты упомянул одного из самых умных и техничных форвардов той команды — Сергея Золотова, и я вспомнил 21 марта 1998 года, ваш золотой матч с московским «Динамо» и победную шайбу Золотова.

— Это невозможно забыть! Ошибся Виталик Прошкин (будущий чемпион России и обладатель Кубка Гагарина в составе «Ак Барса». — А.Н.), и Золотов забил. Играли почти все свои воспитанники. Мы понимали друг друга, чувствовали себя вместе комфортно, были как одна семья. Часто и сегодня вспоминаем ту победу, дружим, выступаем вместе за ветеранов. Куда бы ни приехали, встречаемся, предаемся воспоминаниям.

Тебя можно назвать «силовым» форвардом?

— Конечно. У меня не было особого таланта, я брал свое работой.

Статистика твоя тоже не «убийственная» — 28 очков в «золотом» сезоне, на балл за результативность больше в «серебряном» 1999/2000 при Крикунове.

— Бомбардирский дар в полной мере не был мне присущ, компенсировал участием в оборонительных действиях.

Ильнур, как ты оцениваешь минувший сезон «Ак Барса»? Что перевешивает: выход в финал или неудачная серия со СКА?

— А ты вспомни два последних сезона. И игра, и результаты шли вниз. Результат — превыше всего. Он — главный критерий работы тренера и выступлений команды и для ее владельцев, и для болельщиков. Везде — что в КХЛ, что в НХЛ. Сыграл в духе современных тенденций, но проиграл, значит, что-то не так. Готовься, как хочешь, хоть камни на пляже таскай, но дал результат — все ОК. А «Ак Барс» дошел до финала! Можно говорить о том, что Запад сильнее Востока, что кого-то замучили травмы, что сопутствовала удача, но выход в финал — вот результат, и это главное!

Как воспитанника казанского хоккея тебя, наверняка, радует, что впервые за много лет в составе нынешнего «Ак Барса» на лед выходит много татарстанских ребят?

— А как это не может не радовать? Когда мы впервые в истории «Ак Барса» стали чемпионами страны, в составе было 18 собственных воспитанников. Теперь вновь видим тенденцию привлечения своих. А значит, славные времена возвращаются.

Вернемся к тем славным временам конца 1990-х — начала «нулевых», когда твоя карьера была в зените и когда «Ак Барс» к золоту присовокупил серебряные медали 2000 и 2002 годов, «эру» Моисеева в твоей (и клубной) биографии сменила «эпоха» Крикунова, с которым вы фактически одновременно ушли из клуба.

— Одновременно ушли — в сезоне 2001/02. Васильевич в октябре, я в ноябре. Видимо, моя игра кого-то не устраивала.

Тебе пришлось уйти из «Ак Барса» в самом расцвете сил — в 32 года. Потом еще играл вплоть до 2007-го, почти до сорока лет. Выступал в разных командах, разных лигах — в Словении, за «Нефтехимик», ЦСКА, «Химик», в Альметьевске, Лениногоске. В чем был главный стимул?

— Хотел играть.

Переходим к новому витку твоей хоккейной жизни, когда ты стал тренером «Ариады» из Волжска. Главным ты становишься в 2011-м, а до этого работал помощником. У кого?

— У Анвара Валиахметова. А карьеру хоккеиста я завершил в 37 лет в Альметьевске. Мне попали шайбой в глаз. Я им вообще не видел. Потом пытался тренироваться, но понял: стоп. Пришлось менять хрусталик, делать несколько операций. И сегодня этим глазом я вижу только на 20%. Так вот и становятся тренерами. В этот тяжелый для меня момент Анвар позвал меня в помощники, а после его ухода Виктор Григорьевич Васильев, владелец и президент «Ариады», предложил мне возглавить клуб.

В чем феномен команды из маленького городка?

— «Ариада» — это, прежде всего, Васильев. Человек, фанатично влюбленный в хоккей и делающий все для команды. И клуб он выстроил очень грамотно. Проповедует принцип, что деньги надо не получать, а зарабатывать. Он очень амбициозный человек, его завод входит в список ста лучших предприятий России. Живя командой, Виктор Григорьевич, тем не менее, никогда не вмешивается в работу тренерского штаба. А секрет наших достижений прост: тяжелая работа и еще раз работа. Команда в какой-то степени оказалась похожей на меня: в ее составе не было особых талантов, но зато физическому фундаменту, который мы закладывали и поддерживали, поражались даже наши новички, пришедшие из других лиг, в том числе и КХЛ.

Тяжело было оказаться в роли главного?

— Да уж нелегко. Но ответственности я никогда не боялся. Понимал, что за игру, за результат спросят всегда с меня. Очень помог и опыт больших тренеров, под чьим руководством играл сам. Хотя, конечно, времена нынче другие, и во взаимоотношения с игроками, в интенсивность тренировочного процесса приходилось все время вносить коррективы.

Зарекомендовав себя работой в клубе ВХЛ, ты поднялся на ступень выше — получил тренерскую должность в клубе КХЛ «Лада». Проведя в континентальной лиге сезон, можешь дать ответ: в чем разница между этими лигами.

— Во всем. Если сказать одним словом — в мастерстве. В скорости игрового мышления, принятия решений.

С Сергеем Светловым, знаменитым в прошлом нападающим московского «Динамо» и сборной России, главным тренером команды «Лада» (Тольятти), ты раньше пересекался?

— Нет, но, надеюсь, сработались. Интересный наставник. Он и хоккеистом был ярким, и тренер со своим видением игры. Может не только подготовить, но и «зажечь» команду, именно так «затаскивал» в плей-офф, казалось, уже безнадежные «Атлант» и «Адмирал».

Наверное, трудно было с таким составом «Ладе» пройти в плей-офф? Но вы боролись, почти до последнего тура сохраняли шансы, в конце февраля в Казани выиграли.

— Состав здесь ни при чем. А вообще здорово, что «Лада» вернулась. Болельщик пошел на хоккей, а в городе, где одна из лучших школ в стране и команда, ставшая первым из немосковским чемпионом России, в нем прекрасно разбираются. На трибунах настоящий праздник. Хорошо поставлена работа с болельщиками, восстанавливается хоккейная школа.

В завершение — традиционное пожелание нашим читателям от семьи Гизатуллиных.

— У меня замечательная дружная семья. Жена работает в страховой медицине, дочь учится в университете, сын, ему 15 лет, пошел по моим стопам, юный «барс». Мы все неравнодушны к хоккею и желаем любимому «Ак Барсу» новых успехов в юбилейный год (в 2016-м «Ак Барсу» исполняется 60 лет). Всем болельщикам желаем не забывать историю клуба, без этого знания не будет побед. Давайте уважать и не забывать ветеранов, которые подняли казанский хоккей до таких высот. И, конечно, всем желаем большого здоровья!

Александр НОРДЕН

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя