МОЙ НАШ ГАГАРИН. История великого подвига глазами современника и очевидца

0

В истории современной России есть две даты, записанные в её календарь золотыми буквами: 9 мая 1945-го и 12 апреля 1961-го.

Этот, 2021-й год по праву можно назвать «гагаринским». 60 лет назад в космос ворвался корабль «Восток» с командиром Юрием Алексеевичем Гагариным.
У каждого эти дни сохранились в памяти по-разному. Как апрельский день встретил оренбургский четвероклассник, будущий журналист Андрей Альтов — его рассказ. 

 

 

Мне кажется, что Юрия Алексеевича Гагарина я в первый раз увидел задолго до его исторического полёта. 4 октября 1957 года был запущен первый спутник Земли. В местных газетах публиковались графики пролёта рукотворной планеты над Чкаловым (так именовался тогда Оренбург). И все горожане высыпали на улицу, чтобы увидеть крошечную яркую точечку, быстро двигающуюся по небу.

Как стало потом известно, будущий первооткрыватель Вселенной жил вместе с женой Валентиной на частной квартире по улице Чичерина, 35. В этом месте улица сужалась, и дома закрывали обзор неба, поэтому все шли к дому № 11, где возле сада
Фрунзе было достаточно большое открытое пространство для наблюдения небес.

А наша семья жила как раз в доме № 11. И, конечно, мы на правах хозяев площадки,
где круглые сутки обычно пацаны гоняли мяч, занимали лучшие места. Отлично помню, что среди возбуждённой толпы, приветствовавшей появление рукотворной звезды, были парни в форме курсантов оренбургской «лётки». Не сомневаюсь, что среди них был и курсант Юрий Гагарин. Иначе просто не могло быть. И, может, именно здесь родилась мечта, поднявшая его к звёздам.

Памятник Гагарину в Оренбурге. Фото — В. Соколов
Памятник Гагарину в Оренбурге. Фото — В. Соколов

Но это было впереди. А пока будущий космонавт готовился к выпускным экзаменам в лётном училище, осваивал высший пилотаж на реактивном истребителе. Летчик-инструктор капитан Анатолий Григорьевич Колосов, с которым впервые Юрий Гагарин поднялся в небо на реактивном самолёте, вспоминал: «Будущему космопроходцу не совсем без труда давалась лётная программа, особенно на истребителе. Но благодаря своему упорству, физической выносливости он смог преодолеть затруднения». Майор
Владимир Михайлович Пикулов, командир звена, где учился курсант Гагарин,
дополняет рассказ: «Овладев лётной техникой, Юрий летал отлично, превосходно
выполняя высший пилотаж». Чтобы всего-навсего через три с половиной года (!)
выполнить превосходно первый в мире пилотаж космический …

 

В училище курсант Гагарин был лидером. Везде. И во всём. Он был очень разносторонним человеком. Заядлый спортсмен, он отстаивал честь училища в гимнастике, хоккее, лёгкой атлетике, волейболе. Пел в хоре, танцевал. Очень много читал. Его эрудиция впоследствии потрясла даже Королеву Великобритании Елизавету-II.

Альтов Андрей ВладимировичОб авторе

Альтов Андрей Владимирович родился 23 февраля 1950 года в городе Орске Оренбургской области. В 1953 году его семья переехала в Оренбург. Отец, известный в Оренбуржье журналист, долгое время возглавлял Областной комитет по телевидению и радиовещанию. Первая авторская публикация ещё в школьные годы — в газете, в 1964 году. После окончания школы поступил на факультет  журналистики Уральского государственного университета. Проходил практику в сахалинской газете «Молодая гвардия». После окончания университета работал в оренбургских газетах «Комсомольское племя», «Ударная стройка», «Южный Урал», журнале «Блокнот агитатора». Его очерки неоднократно побеждали на областных конкурсах журналистов. В 1990 году вошёл в число организаторов и стал главным редактором первой в России частной независимой газеты «Провинция». С 1995 года — пресс-секретарь различных политических движений и партий: «Наш дом Россия», «Родина», «Справедливая Россия» и других. На пенсии продолжает заниматься творчеством. В соавторстве с оренбургским журналистом Алексеем Михалиным издал две книги очерков по истории оренбургской печати — «Племяши» и «Люди Радио», которые были номинированы на региональную литературную премию имени П.И. Рычкова.
Сегодня Андрей Альтов — собственный корреспондент журнала «Элита Татарстана» по Южному Уралу.

Я упомянул о хоккее. Сегодня главный хоккейный приз Европы называется «Кубок Гагарина». И не случайно. Шлягер семидесятых «Знаете, каким он парнем был» в числе первых достоинств Юрия Алексеевича упоминал, что он с клюшкой выходил на лёд. И это не литературный приём. Гагарин выходил на лёд и азартно играл. Об этом свидетельствуют его фотографии в хоккейной экипировке. Но и мы, мальчишки 50-х годов, вполне вероятно, видели его воочию.

В 1956 на Олимпиаде в Кортина-д’Ампеццо наша хоккейная дружина добилась
небывалого успеха. В ходе одного турнира она завоевала звание чемпиона Олимпиады, мира и Европы. Интерес к хоккею был повсеместным. Единственное: хоккей канадский в нашей провинции не был известен вообще, а вот русский, т.е.
с мячом, любили. На оренбургском стадионе «Динамо» был полный аншлаг, когда проходили матчи не какой-нибудь лиги или класса, а просто первенства города среди коллективов физкультуры. И это был настоящий праздник. Проезд по кромке льда команд с флагами под торжественные марши, обмен вымпелами и т.п. Мы, шести-семилетние пацаны, не взирая на мороз, не пропускали ни одной игры.

Среди этих любительских коллективов физкультуры была команда с удивительным названием ЧВАУЛ. Для меня это было загадкой, пока отец не расшифровал –
Чкаловское военное авиационное училище лётчиков.

Курсанты ОВВАКУЛ им. Полбина (бывш. ЧВАУЛ) у самолёта Ю. Гагарина. В первом ряду второй слева - отец автора, Владимир Альтов. Фото - В. Соколов
Курсанты ОВВАКУЛ им. Полбина (бывш. ЧВАУЛ) у самолёта Ю. Гагарина. В первом ряду второй слева — отец автора, Владимир Альтов. Фото — В. Соколов

Помню, команду отличала хорошая техника, дисциплина, коллективизм и…
неистовый азарт! Среди хоккеистов, наверняка, был курсант Гагарин. Ни одно
спортивное мероприятие не обходилось без него, он был лидером, и, как вспоминают его друзья, заражал всех азартом и страстью. В волейбольной команде он, не смотря
на малый рост, был капитаном. Исторический факт: Юрий Гагарин играл с прославленным хоккеистом, трёхкратным олимпийским чемпионом Вячеславом Старшиновым в… волейбол.

В конце октября 1957 года курсант Гагарин стал лейтенантом. Он мог остаться в Чкалове (Оренбургом город стал в декабре 1957 г.) на преподавательской работе, что ему настойчиво предлагали, но не такой человек Юрий Алексеевич Гагарин…

Самолёт Ю. А. Гагарина, у здания бывшего ЧВАУЛ. Фото — В. Соколов
Самолёт Ю. А. Гагарина, у здания бывшего ЧВАУЛ. Фото — В. Соколов

Парадокс, но Чкаловское (Оренбургское) высшее военно-авиационное училище, расположенное в тысячах километрах от морей и океанов, готовило лётчиков морской авиации. Мне потом объяснил один из преподавателей училища: ландшафт оренбургских степей напоминает морскую гладь своим отсутствием ориентиров. Так Гагарин и стал морским лётчиком. Из Оренбурга вместе с семьёй он перебрался в Заполярье, на дальний аэродром…

И вот обычный весенний день. Самый обычный. Среда, 12 апреля 1961 года.
По лунному календарю — благоприятный день созерцания возвышенного.
Прекрасный день для передачи знаний другим людям.

В нашем 4 «д» классе 16-й оренбургской школы шёл урок математики. Несмотря на серьёзность предмета, в классе было шумно. За открытым окном — ласковое весеннее солнце, высокое ярко-голубое небо, лёгкий ветерок, изумрудная зелень кустов и деревьев. И тут ещё на разные голоса щебечут птички, будто созывая всех на свежий воздух.

Пацанов и девчонок будоражил этот призыв пробуждающейся природы. Молодая учительница Евгения Юдовна Яхнина, совсем недавно закончившая пединститут и принявшая свой первый начальный класс, с трудом успокаивала расшумевшихся учеников. В конце концов она не выдержала, подняла самого возбуждённого, Славу Антонова, и потребовала дневник.

И в этот момент в дверь настойчиво постучали, вызывая учительницу в коридор.
На мгновение все утихли, но тут же зашумели вновь. Весна!

Но Евгения Юдовна уже вбегала в класс. По её горящим и растопыренным глазам
стало понятно, что произошло что-то невероятное. Он прямо-таки выкрикнула:
— Человек! Человек! Наш советский человек полетел в космос! Майор Гагарин!
Какой поднялся крик! Все повскакали с мест, кинулись к Евгении Юдовне, обнимались с ней и друг с другом. Не знаю, как долго продолжались овации, но охрипли мы точно. Нас распустили по домам, какая тут теорема Пифагора?!

А Славка Антонов под шумок спёр со стола дневник: не хватало ещё, чтобы в такой день в нём появилась запись о том, что он, Славик Антонов — неисправимый хулиган. Такого в космонавты не примут…

Домой я бежал. Хотел сообщить первым. Но там уже всё знали. Постоянно по радио (телевидения ещё не было) передавали важное правительственное сообщение ТАСС неизменным голосом Левитана: «Говорит Москва! Работают все радиостанции Советского Союза…».

Папа, вернувшийся с работы, принёс потрясающую новость. Гагарин учился в нашем лётном училище, мало того, был нашим соседом когда-то, жил на улице Чичерина, 35. А мы — в 11 доме.

Оренбург и сегодня не шибко большой город, а тогда был раза в два меньше. В общем-то все более-менее знали друг друга или встречались. Мы задумались, а могли
ли мы видеть раньше Гагарина? Наверняка! На парадах, например, аплодировали курсантам «лётки», которые маршировали отдельной колонной. Да и просто могли встретиться на улице, ребят в курсантской форме видели часто.

Все ожидали Юрия Алексеевича в Оренбурге. И он прилетел к нам 5 июня 1961 года! Весь Оренбург знал, что встреча с космонавтом будет в самом большом зале, на Выставке достижений народного хозяйства (ныне здание филармонии).

Что там творилось! На площади бушевала толпа. Все прилежащие улицы были
перегорожены грузовиками. Впервые я увидел конную милицию. Мне удалось
тогда протиснуться к одному грузовику. Я влез на подножку машины, но видел
только головы людей. Вдруг закричали «Ура!» Стало ясно, что приехал!

И хотя какой-то мужчина пытался меня приподнять, Гагарина я тогда не увидел.
Только взметнувшиеся в приветствии руки.

Мой отец, Владимир Григорьевич Альтов, в то время — спецкор Всесоюзного
радио, на встрече присутствовал. В его записных книжках я нашёл несколько
записей: «Гагарина спросили, о чём он думал, когда на Внуковском аэродроме шёл от
самолёта по ковровой дорожке, чтобы отдать рапорт правительству.

— У меня тогда развязался шнурок на ботинке. И я об одном думал – как бы на него не наступить. Представляете, какой позор был бы – в космос слетал, а тут спотыкнулся на ровном месте, растянулся».

Немного отвлекусь от основного повествования, но по теме… Ведь с Оренбуржьем связана и трагическая страница отечественной космонавтики. 24 апреля 1967 года в оренбургской степи около села Карабутак («Сухой сучок») разбился космический корабль «Союз-1». Его командир Владимир Михайлович Комаров, дублёром которого был тогда Юрий Алексеевич Гагарин, погиб.

И вот в середине августа 1967 года, выступая перед офицерами и курсантами
ОВВАУЛ, Юрий Гагарин рассказал о причинах катастрофы: «В полёте не раскрылась
панель одной из двух солнечных батарей («лопух»). Но это не мешало нормальной
работе. Были и другие неполадки. Но Комаров продолжал работать. Последний
раз я говорил с ним, когда пилотируемый отсек уже отделился от корабля и пошёл
к земле».

На той оренбургской встрече Гагарин так закончил свой горестный рассказ:

«На высоте 9 тысяч метров раскрылся тормозной парашют. (Его площадь всего
14 кв. м). За ним должен был выйти основной парашют (площадь его уже около 1000 кв. метров), но он так и не вышел из контейнера. Отказала автоматическая система. Был включён запасной парашют.

Он гораздо меньше, но вполне обеспечивал нормальную посадку. К моменту
его выброса из контейнера, тормозной парашют должен был отстрелиться.
Но этого тоже не произошло. Одна авария наложилась на другую. Несмотря
на то, что запасной парашют вытянулся на всю длину строп, ему не дал наполниться воздухом тормозной парашют. Поэтому корабль шёл к земле с огромной скоростью — 100 метров в секунду. От удара Владимир Комаров погиб. Разрушился и корабль… Потом были разные слухи. Говорили, что Комаров катапультировался, называли до 12 мест, где он приземлился, в том числе и Киев, и Африка, и США. Но так не бывает…».

Это было позже, а на первой встрече отца с Юрием Алексеевичем, Гагарина спросили, что он испытывал при входе в плотные слои атмосферы. Ответил Гагарин примерно так: мол, трясло так же, как на телеге на разбитой сельской дороге.

Отцу посоветовали этот момент записи удались. «Необходимо вырезать! Разве могут быть разбитые сельские дороги в стране, строящей коммунизм?». Было и ещё одно сокращение, уже чисто цензурное. Рассказывая о космической программе, Юрий Алексеевич утверждал: «Мы люди военные, поэтому, разумеется, выполняем поручения Министерства обороны» …
А об это в то время упоминать было строжайше запрещено.

Но мне всё же посчастливилось увидеть Первого Космонавта воочию…

В 1962 году, в возрасте 12 лет в мае я отдыхал в «Артеке». Как-то раз наш воспитатель предложил пойти на экскурсию в Гурзуф. И он сказал, что там, в санатории Министерства обороны, отдыхает Гагарин, и можно будет попытаться встретиться с ним. Трудно даже теперь представить, какой энтузиазм тогда вызвало это предложения. Мы остались на улице, пионервожатый прошёл в корпус. Томительное ожидание. И вот на пороге появился наш кумир. Мы закричали «ура!!!», Юрий Алексеевич улыбнулся. Сказал: «Давайте сфотографируемся!». У меня был фотоаппарат «Смена-6», но я даже не прикоснулся к нему, потому что боялся, что на снимке буду далеко от НЕГО. Я протиснулся к нему, взялся за руку. (Я и сейчас,
в XXI веке, ощущаю тепло его мягкой руки).

Потом меня немного в сторону оттеснила девушка, она прямо повисла на его руке.
Но все равно я был рядом. Потом Гагарин попрощался. Я видел Гагарина всего несколько минут, но эта минутная встреча оставила в моей жизни самое яркое впечатление, хоть потом были встречи с президентами и премьерами, министрами
и губернаторами, художниками и писателями, космонавтами и авиаторами, спортсменами и артистами, но то была встреча с БОЖЕСТВОМ.

О гибели Гагарина я узнал на Свердловском вокзале. В конце марта 1968 ко мне, первокурснику Уральского университета, из Оренбурга приехал на весенние каникулы брат Сергей. Мне показалось, что он вышел из вагона какой-то грустный. Я подумал, устал с дороги. Но он сказал: «По радио в поезде сообщили, что Гагарин погиб».

— Не может быть, это, наверное, говорили о Юрие Гаранине, вертолётчике, он погиб во Франции.
— Нет, Юрий Гагарин, сказали,
что самолёт пропал с радаров.
— Так то самолёт, сам Гагарин жив.
Его ещё найдут!
Но… «Так не бывает»…
Юрий Гагарин вернулся
на небо… Навечно…

19 января 2017 года мне приснился потрясающий сон. Будто мне звонит мой брат и говорит: «Умер Гагарин».
Я ему говорю: «Он же давно погиб, ты же сам мне об этом первый сообщил». И вроде бы брат ответил: «Теперь умер по-настоящему». Дальше мне видится, что из Кремлёвской стены достают урну и предают прах не земле, а космическому пространству. И урна плывёт среди звёзд, исчезая среди них.

Проснувшись, подумал, что если бы не тот роковой тренировочный полёт, то Юрий Алексеевич мог бы прожить большую яркую жизнь и тихо умереть, к примеру, 19 января 2017 года. Уверен я почему-то, что история нашей России при живом Гагарине развивалась бы как-то по-другому.
Но… ТАК НЕ БЫВАЕТ.

Р.S. Для читателей журнала — уникальная подборка фотографий, которые, возможно, впервые увидят свет. Их мне подарила моя одноклассница Татьяна Писаренко-Каргачёва. Фото делал её отец, Владимир Васильевич Писаренко, «Почётный
чекист СССР», который был в охране Ю.А. Гагарина в его первый приезд в Оренбург.
На снимках: прилёт в Оренбург, «голуби мира», Юрий и Валентина Гагарины
с дочкой Галочкой, в кругу родственников Валентины Гагариной, за бильярдным
столом, и сам автор публикации второй слева от Гагарина.

 

Андрей Альтов

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя