Нужна уверенность в завтрашнем дне

0


Сергей НИКИФОРОВ:
Нужна уверенность в завтрашнем дне

 

Банковский кризис на Кипре стал поводом для того, чтобы Дмитрий Медведев предложил открыть офшор на Дальнем Востоке. «Если такие страсти там (на Кипре) кипят, может, подумать, может, нам какую-то зону создать на Дальнем Востоке. У нас там мест много хороших — Сахалин, Курилы,- заявил он на заседании Правительства РФ. — Заодно, может быть, часть наших денег, которые на Кипре, а также в других зонах, BVI (Британские Виргинские острова), Багамах и так далее, к нам переедут». Действительно ли так легко и просто вернуть российские деньги из офшоров, а заодно и заманить к нам иностранных инвесторов? Почему россияне предпочитают хранить свои сбережения за бугром? На эти и другие вопросы попытался ответить Сергей НИКИФОРОВ, заслуженный экономист РФ и РТ.

 


 Сергей Леонидович, как вы оцениваете перспективу открытия офшора на Дальнем Востоке? Кстати, многие считают, что офшоры у нас уже есть, в частности, та же «Алабуга».

— Это — особая экономическая зона, не офшор. У офшора два основных критерия — льготный порядок налогообложения и стабильная юрисдикция. Причем второе слагаемое не менее важно, чем первое.

 

Особая экономическая зона (ОЭЗ) «Алабуга», разместившаяся в Елабужском районе на территории 2000 га, была создана в соответствии с законом, вступившем в силу с 1 января 2006 года. Резиденты «Алабуги» (сейчас их уже 33) освобождаются на 10 лет от налога на имущество, землю и транспорт, первые 5 лет платят налог на прибыль по ставке 2%, вторые — 7%, а затем вплоть до 2055 года — 15,5%. На сегодняшний день здесь создано 2527 рабочих мест, освоено инвесторами 32,69 млрд рублей, произведено продукции на 45,94 млрд рублей, уплачено налогов в бюджеты разных уровней 3,846 млрд рублей. Напомним, что в 2005 году в Министерство экономического развития и торговли РФ было подано 72 заявки на создание ОЭЗ из 47 регионов России. Татарстан был представлен в обеих номинациях: на базе промышленной площадки «Алабуга» предлагалось создать ОЭЗ промышленно-производственного типа, а на базе технопарка «Идея» — ОЭЗ технико-внедренческого типа. Победила только «Алабуга». 

 

И что, на сегодняшний день она совсем никуда не годится?

— Можно было бы сослаться на какие-то публикации в газетах или сюжеты, показанные по телевидению, где говорится о том, что наши предприниматели не могут добиться правды в суде, не обязательно по вопросам, связанным с бизнесом. Но я не буду делать голословных заявлений. Поэтому сошлюсь на личный опыт. Однажды я имел дело с нашей судебной системой. По одному вопросу, где моя правота была для меня очевидна с самого начала. Тем не менее мне пришлось пройти через шесть судебных заседаний, дело дошло до президиума Верховного суда Татарстана, и в конечном итоге я его все-таки выиграл, но остался глубоко неудовлетворенным. Судьи — они, как и все наше общество, разные. Есть такие, которые моментально улавливают суть дела и без волокиты принимают решения, руководствуясь законом и здравым смыслом. Но я наблюдал и таких судей, которые вдруг начинали кому-то звонить, что-то выяснять. А на одном из заседаний председательствовала судья, которая вела себя так, как будто она забыла дома выключить утюг и во время всего процесса думала только об этом. То есть оказалось совсем не очевидным, что ты можешь отстоять свои права в российском суде, даже если закон полностью на твоей стороне. Это и было для меня самым большим разочарованием.

 

У нас так любят трясти, как знаменем, плоской 13-процентной шкалой налога на доходы физических лиц, что порой почти начинаешь верить, будто лучшего места для ведения бизнеса, чем Россия, не существует. Но тут же Президент страны Владимир Путин сам озвучивает печальную статистику — с конца ноября 2012-го по конец марта 2013 года в стране закрылось около 352 тысяч индивидуальных предпринимателей. Что это? Сказалось двукратное повышение отчислений в Пенсионный фонд или это общий тренд, вызванный повышением ставки отчислений в социальные фонды до 30 с лишним процентов?

— Проблема немного в другом. В девяностых годах ставка была еще выше — 37% от фонда оплаты труда. Но ничего, как-то работали, выживали, развивались.

 

Главным образом в теневом секторе, а «белую» зарплату платили по минимуму.

— Наверное, ошибка государства была в том, что при введении упрощенной системы налогообложения и единого социального налога ставку опустили до рекордно низкого уровня — 14%. А потом, когда ее резко подняли, для предприятий малого бизнеса, занятых в сфере услуг, где доля оплаты труда в себестоимости очень высокая, порядка 70-80%, адекватно ответить повышением цены оказалось в принципе невозможно. Вот это самая большая проблема. Кто-то сумел приспособиться, а кто-то вынужден закрываться.

 

Если, конечно, не решит снова уйти в «тень».

— А что касается 13-процентной ставки налога на доходы физических лиц, то она погоды не делает, и, наверное, ее стоит рассматривать в связке с другой ставкой, которая, на первый взгляд, никакого отношения к этой плоской шкале не имеет. Это — нулевая ставка налога на наследство для родственников. Сегодня, наверное, эта плоская шкала призвана обеспечить несколько другую задачу, чем декларируется. Речь идет о судьбе тех капиталов, которые, скажем так, были рождены в девяностых годах прошлого века. Там сейчас идет процесс смены поколений. Мне кажется, что эта 13-процентная ставка должна обеспечить возможность легально передать свои капиталы подрастающей смене — дочерям, сыновьям, внукам и т. д. Если мы посмотрим на проблему с этой стороны, то это становится оправданным и логичным. Хотя, конечно, когда генеральный директор «Норильского никеля» получает 100 миллионов долларов в качестве бонуса, «золотого парашюта», то есть платы за свою отставку, и платит с них налог по ставке 13%, то в данном случае это, безусловно, глупость со стороны государства — не обложить этот доход повышенным налогом.

Для абсолютного большинства россиян зарплата свыше 1 миллиона долларов в год — это запредельная сумма. Учитывая популистский характер многих действий нашего государства, вроде бы надо ввести прогрессивную ставку на сверхдоходы, и это было бы справедливо, потому что попытка введения какого-то налога на роскошь — это совершенно несерьезно, этот налог какого-либо результата ощутимого не принесет.

 

20 марта кипрская делегация во главе с министром финансов страны Михалисом Саррисом прибыла в Москву просить о помощи. По максимуму киприоты хотели получить еще 5 миллиардов евро в долг, по минимуму — хотя бы продлить кредит в 2,5 миллиарда евро, выданный Россией в 2011 году на 4,5 года под 4% годовых на ремонт взорвавшейся электростанции Vassiliko. Взамен они предлагали «забрать все, что угодно», а именно: войти на льготных условиях в газодобывающую отрасль Кипра и купить по сходной цене второй по величине банк острова — CyprusPopularBank, более известный как Laiki. Однако  «Газпром» и «Роснефть» отказались от энергетических проектов, а Сбербанк — от покупки кипрского банка. Возможно, на решение в какой-то степени повлияло то, что российское правительство не получило ответа на просьбу раскрыть бенефициаров конкретных трастов, через которые, по данным российского ЦБ, происходит отмывание денег.

 

Налоги — это, конечно, очень серьезная проблема. Но ведь предпринимателям мешает нормально развиваться и то, что их деятельность чересчур регламентирована. Непременно должна быть письменная инструкция, кто и куда должен бежать в случае пожара, даже если в офисе всего один выход, как правильно втыкать вилку в розетку и т. д. Знаю, что вы давно и активно пытаетесь сдвинуть это дело с мертвой точки. Как, получается?

— Пока не очень. Здесь ведь есть две плоскости. С одной стороны, мы не так далеко ушли от советских времен в плане технического регулирования деятельности предприятий, и поэтому Ростехнадзор продолжает предъявлять к малому и среднему бизнесу такие же требования, как, например, к КАМАЗу или «Нижнекамскнефтехиму». С другой стороны, что-то кардинально менять очень тяжело потому, что в этой системе регулирования работает слишком много людей, каждый из которых руководствуется принципом: «Лучше перестраховаться, чем недостраховаться».

Что касается развития предпринимательства, то, на мой взгляд, у нас есть неплохой пример для подражания. Это наш партнер по БРИКС — Бразилия, где мне недавно довелось побывать на ежегодной встрече партнеров нашей профессиональной международной ассоциации PKFINTERNATIONAL(одна из крупнейших в мире организаций, предоставляющих аудиторско-консалтинговые услуги. -Ред.). Кроме сугубо корпоративных вопросов меня, безусловно, интересовали и вопросы поддержки предпринимательства в стране, которая по ряду показателей уже обогнала Россию и находится в стадии уверенного экономического роста. В отношении малого бизнеса государством здесь были предприняты следующие шаги: упрощение и снижение налогообложения; создание фондов по льготному кредитованию; ускоренный порядок регистрации; снижение стоимости рабочей силы с сохранением прав работников; создание условий для значительного снижения расходов на энергоресурсы; снижение процентной ставки по кредитам на инвестиции, разработку проектов и оборотный капитал. Мало того, декретом президента Бразилии создано агентство по стимулированию экспорта (АРЕХ), основной задачей которого является оказание содействия малым предприятиям по выходу на внешний рынок. В единую информационную сеть BIS (BusinessInformationSistem) завязаны базы всех институтов, имеющих отношение к МП — от статистики до таможни и фискальных органов. Наконец, для непосредственной поддержки МП в каждом штате созданы достаточно автономные отделения некоммерческой организации «Бразильская служба малых предприятий» (Sebrae), и ими руководят советы, куда, кроме самих предпринимателей, входят представители властных структур самого высокого уровня. Результаты этой целенаправленной политики государства не заставили себя долго ждать: за последние три года количество работающих на МП увеличилось в Бразилии на 32%, а расширение рынка продукции МП растет на 10% в год против 7% у крупных предприятий.

Есть и обратный пример — северный сосед Бразилии Венесуэла, про которую после известных событий в СМИ и в Интернете было написано много статей, в частности, о политической ситуации в этой стране. И в них очень часто мелькал такой тезис: существующая власть боится предпринимательства, не без оснований считая, что самодостаточные люди иногда могут иметь какие-то свои взгляды, какую-то свою самостоятельную позицию. Власть построена на поддержке малоимущих и этим обеспечивает себе миллионы голосов на выборах. То есть там, по сути, выстроилась система, при которой целые слои населения живут на на господдержке. Это гипертрофированное отражение того, к чему мы можем прийти при сохранении некоторых тенденций.

Считается общепринятым, что предприниматели, малый и средний бизнес, как основа среднего класса в его классическом понимании, являются основой стабильности любого демократического общества. Это люди крайне консервативные, потому что им есть что терять, и ситуация, когда на улицу выходят какие-то голодные толпы, начинают бить витрины, портить имущество и т. д., может присниться малому и среднему бизнесутолько в страшном сне. Поэтому они поддержат любую власть, которая даст им гарантии стабильности. Но стабильности не в том, что бизнес так и дальше будет работать по устаревшим законам и при этом будет все больше раскручиваться маховик государственных расходов.

 

Главной причиной кризиса на Кипре, до недавнего времени самом популярном офшоре в Европе, стала многолетняя привычка островитян жить на халяву. Массовый приток капиталов в дорогих, высококонвертируемых валютах постепенно привел к диспропорциональному удорожанию рабочей силы и понизил конкурентоспособность других секторов экономики (промышленность, сельское хозяйство, туризм). В результате страна стала одним из лидеров Евросоюза по темпам роста безработицы, которая в феврале 2013 года достигла 14,7%. Особенно это стало очевидно после вхождения с Республики Кипр в Еврозону, когда она фактически утратила контроль над финансовыми процессами в пределах своей территории.

Фатальной ошибкой офшорных банков Кипра стало их решение разместить львиную долю денег своих вкладчиков в греческих долговых обязательствах. Этим они фактически подписали себе смертный приговор: с начала 2012 года списания по греческим облигациям привели к потере банковским сектором Кипра 81% от общего объема инвестиций, что превышает 4 миллиарда евро, или 24% ВВП. Вкупе с увеличением доли невозврата кредитов со стороны частных лиц и постоянно растущим внешним долгом страны это дало синергетический эффект — финансовый пузырь лопнул.

 

Ну да. На 40% подняли зарплату учителям, а силовикам вообще в разы, и сегодня лейтенант, вчера закончивший среднюю школу полиции, получает 34 тысячи рублей в месяц «чистыми».

— А потом мы удивляемся, почему у нас зарплата растет быстрее, чем производительность труда. Естественно, если в разы повышать зарплату в бюджетной сфере, предприниматели должны отвечать соответствующим ростом зарплат, но не у всех это получается. И сейчас в бизнесе, в т. ч. в малом и среднем, очень большие кадровые проблемы, которые со временем только усиливаются.

 

И во что же это в итоге выльется?

— Не исключено, что все это может кончиться большой инфляцией. Другого способа выполнить свои обязательства, в определенной ситуации, у государства может и не быть. Да, зарплату повысят, она будет высокая, но инфляция может быть еще выше.

 

И это на фоне постоянных упреков руководства Центробанка в том, что оно озабочено только тем, чтобы удержать инфляцию, и не желает заниматься экономикой. Есть у вас рецепт, как, грубо говоря, двинуть российскую экономику вперед?

— Как таковой панацеи нет. То есть, по сути, на сегодняшний день ситуация достаточно сложная и по своей сложности чем-то напоминает ситуацию с Авгиевыми конюшнями. Это целый клубок взаимосвязанных проблем, одна из которых тянет за собой другую. Регулирование экономики со стороны государства идет, если можно так сказать, в ручном режиме. В узком кругу рождаются какие-то спонтанные решения. Сегодня сделаем то, завтра сделаем это. Нет никакого системного анализа, как это все повлияет на другие какие-то сферы, другие вопросы, нет обратной связи. Чего бы мне хотелось? Увидеть человека, которого можно было бы слушать, открыв рот, и который грамотно, системно подошел бы к нашим проблемам, проанализировал их на макроуровне и предложил пути решения.

Допустим, я какие-то отдельные вопросы могу озвучить. Например, проблемы нашей пенсионной системы, которая устроена так, что, сколько бы денег предприниматель ни отчислял в Пенсионный фонд, его пенсия составит максимум 10-12 тысяч рублей и будет не очень сильно отличаться от пенсии тех, кто ничего практически не платил в Пенсионный фонд (а таковых почти половина от трудоспособного населения страны, по недавнему заявлению вице-премьера О.Голодец). Или какие-то другие сферы, но это видение каких-то отдельных деревьев, участков, скажем так, леса, а чтобы увидеть весь лес целиком, надо иметь намного больший кругозор, чем у меня. Словом, готового рецепта у меня нет. Слишком много проблем накопилось. Требуется некая перезагрузка. Может быть, не только в сфере экономики, но и в других сферах. Требуется некое осмысление вообще идеологии развития нашего государства. Пока, насколько я понимаю, выбрана стратегия стабильности.

 

Кипрский кризис стал неожиданным далеко не для всех. Например, Сбербанк России предупредил своих клиентов о том, что надо срочно вывести деньги из офшорных банков острова еще в августе 2012 года. Сам банк держал на Кипре лишь необходимый для совершения операций минимум. Заморозку кипрских счетов 16 марта он встретил с суммой, чуть превышающей 100000 евро. «Газпромбанк» оказался менее прозорливым и поворотливым. В недавней рассылке своим клиентам он предупредил, что на его кипрских счетах зависло 25 миллионов евро. А больше всех, очевидно, пострадал российский миллиардер Дмитрий Рыболовлев, бывший владелец «Уралкалия», выложивший в сентябре 2010 года более четверти миллиарда долларов за 9,7% акций крупнейшего на острове банка BankoffCyprus и фактически получивший над ним контроль. Выходит, плохо контролировал. Впрочем, с учетом того, что, по версии журнала Forbes, он входит в сотню долларовых миллиардеров, для Рыболовлева потеря такой фантастической для любого из нас суммы — что слону дробина.

 

Довольно распространено среди предпринимателей, в том числе и в сфере масс-медиа, не все же СМИ у нас государственные, мнение, что «государство все равно нас кинет, рано или поздно. Оно кинуло нас с вкладами в Сбербанке, кинуло во время дефолта и сделает это еще не раз». Поэтому кто-то и мог бы расширить свой бизнес, но предпочитает этого не делать. Есть на что покушать, есть на что прилично одеться, съездить в отпуск в теплые страны и выучить детей — и хватит.

— Мне кажется, что есть для этого основания. Потому что для малого и среднего бизнеса чувствуется какая-то неуверенность в завтрашнем дне. У многих предпринимателей складывается ощущение, что их интересы находятся вне рамок приоритета принимаемых нашим государством в последние годы решений. И решения эти направлены в сторону консолидации только определенной части электората, составляющего 60-70% населения страны. Может ли это вызвать раскол общества вместо его консолидации? Не берусь безапелляционно заявлять. Но то, что все происходящее вписывается в рамки демократии, власти большинства — это абсолютно 100%. Вот только не идут из памяти слова покойного А.Лебедя: «В бедной стране большинство не может быть дальновидным. Большинство живет сегодняшним днем. Нищие хотят съесть все и сразу».

Бедная ли наша страна? Смотря с чем сравнивать — то ли с Нигерией, то ли с Америкой… Пока же мы видим достаточно четкую политику в отношении этого большинства. Это решения по существенному повышению зарплат в бюджетной сфере, введению налога на роскошь, объявлению бюджетников «костяком» среднего класса, возвращению звания «Герой труда» и проч. Кстати, недавно на концерте Б.Гребенщикова я адресовал ему вопрос о том, что он думает по поводу возвращения звания «Герой труда». Его ответ был, как всегда, с определенным подтекстом: некоторые хотят «вернуть атмосферу счастливого детства».

Действительно, памятная многим из нас «атмосфера счастливого детства» не способствует развитию предпринимательства, а развитие предпринимательства неотделимо от развития общества.

Вот и гадают наши предприниматели, что же будет дальше. Так, например, предполагаемое введение налога на недвижимость уже кое-кому начинает казаться будущей экспроприацией. И то, что в течение многих лет его введение постоянно переносится, начинает уже «напрягать». И не без оснований. В основу базы начисления налога будет положена кадастровая стоимость. А историю с кадастровой стоимостью земли в Казани все, наверное, хорошо знают.

Если при замене налога на имущество налогом на недвижимость, который планируется ввести с 2014 года, будет такой разнобой по кадастровой стоимости, то может случиться так, как это было в Литве, когда жители побросали свою недвижимость и уехали работать в Евросоюз, потому что было просто нереально заплатить непомерно высокий налог. Но Россия не Литва, а Евросоюз не резиновый.

Есть достаточно большое количество решений государства, которые лично у меня вызывают дискуссионное настроение. В плане их эффективности, в плане положительного влияния на развитие экономики, решения социальных задач. И, как я понимаю, не у меня одного. Поэтому, очевидно, как вы сказали, основная масса предпринимателей будет находиться в состоянии ожидания. Да, есть какой-то свой бизнес, он как-то развивается, но чтобы сломя голову кидаться брать кредиты, вкладываться во что-то серьезное, развиваться и т. д. — на это далеко не все решатся. Конечно, мы видим, что крупный бизнес где-то, в т. ч. и у нас в республике, успешно развивается. Но это крупный бизнес, это основные налогоплательщики в бюджет. Здесь и государство, и бизнес кровно заинтересованы друг в друге. С малым и средним бизнесом ситуация совершенно другая. По крайней мере, для серьезного роста инвестиционной активности в малом и среднем бизнесе условия еще нужно создать, и вопрос финансовой поддержки малого бизнеса будет не самым актуальным, но это уже, по-видимому, вопрос из сферы стратегических решений, принимаемых на уровне высшего руководства страны.

 

Беседовал  Евгений АКСЕНОВ

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя